Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: джерри (список заголовков)
16:25 

"Сердце волшебства", глава 25

Emy Olwen
Солнце и кровь
25.
– Я узнал, что тебе поможет, – сказал Лаэнар.
Утренняя чаща уже растерзала обрывки моих снов, заслонила насмешливым птичьим гомоном, прохладой, таящейся у земли, солнечным светом в каплях росы. Явь, беспощадная и хищная, обступила со всех сторон, и мой голос, звучавший в сновидении, отступил, растаял.
Лаэнар стоял передо мной, решительный и напряженный. Я хотел поверить в его слова, ждал, когда же вспыхнет надежда – но она затаилась, молчала. Откуда Лаэнар мог узнать, как разрушить проклятье кагъер? Его не настигают пророческие видения – я знал об этом, спрашивал раньше.
– Мне приснился белый сон. – Глаза Лаэнара сейчас казались еще отчаянней, еще черней. – Такой сон, где находишь совет, разгадку.
Понимание вспыхнуло, встряхнуло душу – я сам недавно был в таком сне. «Возвращайся. Жизнь коротка». Но как это сделать?
– В этом сне, – продолжал Лаэнар, – мне сказали, что источник тебя исцелит.
Источник? Я огляделся – хотел подобрать ветку, написать вопрос, но Лаэнар понял меня, объяснил:
– Источников много в городе. Ты видел один, в нем тюрьма, помнишь?
Я кивнул. Поющий свет и зеркальный шар, парящий в его потоке. Шар, в котором магия отразилась от стен, обрушилась на меня – это было так больно и так прекрасно.
– Я могу... – Лаэнар запнулся на миг, опустил глаза, а потом вновь взглянул на меня и договорил, тихо и твердо: – Давай я стану твоим источником. Отдам тебе силу – я умею, Мельтиар учил меня – может быть, тогда к тебе вернется магия и голос. А если не получится – значит, нужно возвращаться в наш мир. Если это поможет тебе, то я не боюсь, готов вернуться!
На последних словах его голос взлетел, горячо и звонко, и стих. Лаэнар ждал моего ответа.
читать дальше

@темы: Эли, Лаэнар, Джерри, "Сердце волшебства"

23:09 

"Сердце волшебства", глава 23

Emy Olwen
Солнце и кровь
23.
Я слушал Вирга, но не мог сосредоточиться на его словах. Снова погружался в воспоминания о песне последнего вдоха. Пытался представить, как она пробудится, станет звуком, подхватит меня и покажет путь. Какой предстанет моя дорога? Может быть, песня ляжет мне под ноги тропой, и я пойду вперед, сквозь солнечный свет шелест рощи? Или окажусь в лодке, среди бескрайнего штормового моря, а песня наполнит парус, повлечет к цели? Или стану серебристым ветром из снов?
Как жаль, что я не смогу петь ее вместе с Лаэнаром и Джерри. Не смогу увести их от боли. Разминемся ли мы по ту сторону жизни, расстанемся ли навсегда или встретимся там, куда приводит путь?
– Вот, а тут копченая рыба, – сказал Вирг, вытаскивая из мешка последний сверток.
Мы сидели возле обломка стены. Ее щербатая каменная кладка скрылась под кульками, связками белых корней и зелеными побегами. Вирг принес даже несколько тонких лепешек. Откуда он взял их, неужели еще осталась мука?
Джерри поддел край свертка с рыбой, заглянул внутрь.
– Сколько всего, вот ты расстарался, – сказал он.
Вирг развел руками, виновато улыбнулся. Это было так на него не похоже.
Он больше не придет. Я вдруг понял это, так ясно. Еще сам не знает об этом, но больше не придет. Джерри поймал мой взгляд, чуть заметно кивнул.
– А не опасно было брать столько еды? – спросил Лаэнар. Его голос звучал напряженно и тихо.
– Я воспользовался замешательством. – Вирг снова усмехнулся. – Приходило посольство от всадников, все переполошились, на кухню внимание не обращали.
Я подобрал прутик, нацарапал на земле: «Тин?»
– Нет. – Вирг покачал головой. – Из старших кто-то.
Джерри отломил край лепешки – вертел в руках, словно позабыл, что это, – и спросил:
– С Ари все в порядке? Он не пришел.
– Он... – Вирг запнулся, но договорил: – Все в порядке с ним. Но не думаю, что он придет.
Я слушал, как Вирг рассказывает: о том, как Ари боится слежки, стал нелюдим и избегает разговоров. Слушал и пытался представить, что же на самом деле творится там, на берегу. Мысли затапливала ночь, отблески костров. К Ари, сидящему поодаль, подсаживались люди – лица казались чужими, почти как у дикарей из деревни – уговаривали, угрожали: «Ну же, ты же знаешь, где они».
Или все проще и хуже. Ари мог поддаться, поверить, что мои песни – зло, а я враг.
Нельзя так думать.
Почему нельзя? Другие поверили – те, чьи корабли я вел, те, кому пел песню исцеления. Даже король, которому я давал присягу.
Даже Тин, которому я спас жизнь. И который спас жизнь мне.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Джерри, Лаэнар, Эли, другой мир

01:17 

иллюстрация к главе 10

Ando Gro
defying gravity
Девушка-командир уже ушла, и за столом со мной остались трое. Маг и нападающий курили, стряхивали пепел в потрескавшуюся плошку. От сигареты Эли поднимался синеватый дым, – я старалась не вдыхать его, такой дым уводит в сны. Дым, обвивающий нападающего, был тускло-желтым, незнакомым.
Всадник сидел ближе всех ко мне и, когда ловил мой взгляд, улыбался. Я узнала его имя – повторила про себя трижды и запомнила – но больше ничего.
– Арца, ты их совсем не разглядела? – спросил Эли. Окутанный дымом, он казался сейчас почти бесцветным, словно серые тени в глубине зеркала прорицателей. Он был совсем не похож на свою магию.
(с)


Arza among enemies
by jeyando on DeviantArt

@темы: "Предвестники Мельтиара", Арца, Джерри, Эли, арт

23:37 

"Сердце волшебства", глава 21

Emy Olwen
Солнце и кровь
21.
Вот и все.
Беззвучные мысли окутывали меня, словно кокон, и чаща вторила им. Нависала зелеными сводами, теплым воздухом, дурманом цветов. Где-то в вышине – далеко-далеко – стрекотали сверчки и перекликались птицы. А еще дальше, за краем леса, за стеной скал, под темнеющим небом пело море. Увижу ли я его, вдохну ли соленый ветер? Время утекает слишком быстро, безмолвное, праздное. Я ушел из рощи, потому что мечтал о настоящей жизни, но другой лес поймал меня, укрыл тяжелыми кронами, темным покоем.
Я лежал возле разрушенной стены, смотрел, как колышатся в вышине лианы и ветви, как все темней и темней становится покров листвы. Мысли повторяли друг друга, замыкались в кольцо.
Вот и все.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Джерри, Лаэнар, Эли

07:30 

"Сердце волшебства", глава 19

Emy Olwen
Солнце и кровь
19.
Джерри нахмурился, а потом вдруг вырвал страницу из моей книжки, скомкал, швырнул в огонь. Бумага вспыхнула, костер взвился, затрещал на углях. Я смотрел, как корчится в пламени обугленный ком – с каждой секундой становится все чернее, все меньше, скоро вкаждая буква станет золой. Стоило ли ждать другого ответа?
– Ты кому-нибудь еще про это говорил? – Джерри вернул мне книжку и оглянулся, словно нас и сейчас могли услышать. Но нет, наш маленький лагерь был нетронутым, тихим, никто не приближался сегодня к изгоям, даже Вирг и Ари пока не приходили.
Я указал на Лаэнара. Тот кивнул.
Все утро я записывал сон и то, что хочу сделать. Ложась на бумагу, каждое слово горело клеймом, кричало: «Предатель!», – и все же, мое желание не изменилось. Прочтя, что я решил, Лаэнар долго молчал, а потом сказал: «Думаю, там тебе смогут помочь». Я чувствовал за этими словами невысказанный страх, вздымающийся, словно стена: могут помочь, но к чему темному народу помогать мне? Я чужак, я враг, а Лаэнар и вовсе жив лишь потому что его отпустили со мной, ему нельзя возвращаться.
Но сколько я ни повторял себе это, ничего не менялось. Я хотел вернуться.
– И что, ты не объяснил, что это бред? – спросил Джерри у Лаэнара.
– Эли могут там помочь, – снова сказал Лаэнар. Его голос звучал теперь совсем спокойно, как у тех, кто целыми днями пел в роще у ручья. – Вернут магию.
– Совсем уже все поехали... Главное никому не говорите! – Джерри поднялся, закинул ружье за спину. – Пошли, я должен кое-что показать.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Эли, Лаэнар, Джерри

23:09 

"Сердце волшебства", глава 15

Emy Olwen
Солнце и кровь
15.
Вышина, прозрачная и светлая, звенит моим голосом.
Подо мной лед или пустота, искрится, искрится, холодная, чистая. Небо – хрустальные осколки, преломляющие свет, а воздух – алмазная пыль, раздирающая легкие в клочья.
Я делаю глубокий вдох, слушаю, как боль рвет меня, как кровь горит в груди, наполняет меня огнем, жаром и жизнью. Еще один вдох – и я кричу, голос вырывается наружу, песня несется ввысь, к хрустальному небу.
Я во сне.
Понимаю это так ясно – я во сне, лишь во сне у меня есть голос – и песня становится яростней, громче. Ни напева, ни взлета мелодии – лишь дикий крик, неприрученный звук волшебства.
Я хочу продлить этот миг, хочу остаться здесь, но сон сверкает нестерпимо, мне не удержать его. Он дрожит, звенит, готовый разбиться, и издалека доносится другой голос – сияющий ветер моих снов поет вместе со мной. Пытаюсь вслушаться, дотянуться, но он так далеко.
Недостижим.

Сон не хотел покидать меня.
Я поднялся затемно, стоял на берегу, молча встречал рассвет, а песня из сна все гремела, мчалась, дробилась в осколках хрусталя. Пытался отвлечься, слушал мерный ритм волн, – пена шипела у моих ног, ветер бил в лицо, а восток разгорался, золотил море. Явь звала, просила, – приди, очнись, не исцелишься иначе, – и я хотел окунуться нее, но не мог.
Там, во сне, я мог петь. Там я был собой, моя душа не погасла, Айррай не забрала мой голос. Грохот ее барабанов и липкий мрак чужой силы не могли проникнуть за грань сновидений. Отныне там мое убежище, мой тайный и истинный дом.
Я зажмурился, мотнул головой, гоня эти мысли. Я не сдамся. Даже если никогда не услышу наяву свой голос, все равно не сдамся.
Сон смирился, отступил в глубину мыслей, и я обернулся к лагерю.
Рассвет тек по песку, и наши хлипкие навесы, пламя костров, вытащенные на берег лодки, – все казалось казалось легким, прозрачным. Рисунок из книги, придуманный мир.
Нет, настоящий.
Я прикусил губу, пытаясь болью освежить чувства. Не сдамся.
читать дальше

@темы: текст, Эли, Лаэнар, Джерри, "Сердце волшебства"

19:50 

Emy Olwen
Солнце и кровь
13.
«Всегда звучит, всегда рядом. Слушай ее».
Так странно – теперь, когда я стал тенью, бесцветным, безголосым призраком, – роща обступила меня. Я не мог отмахнуться от воспоминаний, не мог думать о чем-то еще, хотя шел через незнакомую чащу, почти наугад блуждал на петляющих тропах. Останавливался, смотрел на небо, и солнце указывало, в какой стороне море и наши корабли. Вязкая муть в глубине земли колыхалась, я чувствовал ее потоки – яснее, чем прежде. Торжествующий грохот барабанов подсказал, где деревня, и я вновь углубился в лес. Цепкие ветви хватали одежду, змеились лианы, ящерицы выскальзывали из-под ног. Что если я собьюсь с пути, не смогу выйти к морю?
Нет, этого не будет.
«Даже если кругом пустота, нет ни одной песни — слушай ту, что звучит внутри. Она всегда ответит, даже если смолкнут все песни мира».
Слова Зертилена, память о его голосе. И следом – солнечный свет на крыльце нашего дома, Нима в дверном проеме. Рыжие искры в ее волосах, плетеные амулеты на запястьях. Ора, шепчущая что-то Зертилену, смеющаяся вместе с ним. Кимри и Фиэлти, Арма и Рити, Шэтар и Мили, множество имен, множество лиц, шаги по ковру из хвои, запах кипарисов, вкус волшебства. Память о песнях, наполняющих рощу, таинство, осеняющее родник, прохлада воды...
Почему я думаю об этом сейчас – на чужой земле, пропитанной враждебной силой?
«Песня всегда ответит, слушай ее».
Как же она ответит мне, учитель? Она смолкла, стала тенью – как я. Словно очутился на дороге смерти.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Джерри, Лаэнар, Эли, текст

01:10 

"Сердце волшебства", глава 7

Emy Olwen
Солнце и кровь
7.
­– Ты скучаешь по дому?
Я все-таки спросил об этом. И тут же пожалел о своих словах – ведь Лаэнар не ответил, не поднял взгляда.
Мы сидели на скальном уступе, море шелестело под нами. Чайки вскрикивали, кидались вниз, взлетали над пеной. Небо еще было светлым, вечерним, но у горизонта подернулось сумраком, темнело медленно, неумолимо. Как мы будем спускаться отсюда в темноте? Но я медлил, не хотел уходить.
Было тихо. Скалы скрывали бухту, корабли, песчанную отмель. Только море, небо и древний камень – больше ничего здесь не было. Ни чарующих запахов чащи, ни дымного шепота, клубящегося вокруг всадников. Здесь легко было петь и думать, но голос казался чужим и пронзительным, а все мысли звенели тоской.
– Скучаю, – сказал Лаэнар и встретился со мной взглядом. – Но это ничего не значит. Я сделал выбор.
Выбор. Мы уже говорили об этом – стоя на обгорелом, невесомом корабле, глядя, как отдаляется наш берег. Небо, море и буря смыкались тогда вокруг меня, я был сломлен горем и окрылен волшебством и не понял слов Лаэнара. «У меня стало две жизни, – сказал он тогда, – и только в этой я свободен».
Свободны ли мы на этом острове? Будем ли жить счастливо, в мире, или снова придется сражаться?
Иногда мне кажется, что наш народ проклят.
– Я знаю, что обо мне говорят, – сказал Лаэнар. Взгляд у него был упрямый, черный, губы искусаны в кровь. – Что я предал своих, а значит мне нельзя верить. Но я никогда тебя не предам.
Он отвернулся к морю – глаза скрылись за завесой спутанных волос, – а потом вдруг поднялся, держась за край скалы. Рубашка раздувалась за спиной, почти как крылья.
– Ты пообещал Арце, что оставишь меня в живых. – Ветер рвал его голос, швырял на камни. – И сдержал свое слово. Не убил меня, даже когда был уже далеко, даже когда прилетел в Атанг. Не думаю, что она сделала бы также.
читать дальше

@темы: Эли, Лаэнар, Джерри, "Сердце волшебства"

Предвестники

главная