• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Emy Olwen (список заголовков)
16:25 

"Сердце волшебства", глава 25

Emy Olwen
Солнце и кровь
25.
– Я узнал, что тебе поможет, – сказал Лаэнар.
Утренняя чаща уже растерзала обрывки моих снов, заслонила насмешливым птичьим гомоном, прохладой, таящейся у земли, солнечным светом в каплях росы. Явь, беспощадная и хищная, обступила со всех сторон, и мой голос, звучавший в сновидении, отступил, растаял.
Лаэнар стоял передо мной, решительный и напряженный. Я хотел поверить в его слова, ждал, когда же вспыхнет надежда – но она затаилась, молчала. Откуда Лаэнар мог узнать, как разрушить проклятье кагъер? Его не настигают пророческие видения – я знал об этом, спрашивал раньше.
– Мне приснился белый сон. – Глаза Лаэнара сейчас казались еще отчаянней, еще черней. – Такой сон, где находишь совет, разгадку.
Понимание вспыхнуло, встряхнуло душу – я сам недавно был в таком сне. «Возвращайся. Жизнь коротка». Но как это сделать?
– В этом сне, – продолжал Лаэнар, – мне сказали, что источник тебя исцелит.
Источник? Я огляделся – хотел подобрать ветку, написать вопрос, но Лаэнар понял меня, объяснил:
– Источников много в городе. Ты видел один, в нем тюрьма, помнишь?
Я кивнул. Поющий свет и зеркальный шар, парящий в его потоке. Шар, в котором магия отразилась от стен, обрушилась на меня – это было так больно и так прекрасно.
– Я могу... – Лаэнар запнулся на миг, опустил глаза, а потом вновь взглянул на меня и договорил, тихо и твердо: – Давай я стану твоим источником. Отдам тебе силу – я умею, Мельтиар учил меня – может быть, тогда к тебе вернется магия и голос. А если не получится – значит, нужно возвращаться в наш мир. Если это поможет тебе, то я не боюсь, готов вернуться!
На последних словах его голос взлетел, горячо и звонко, и стих. Лаэнар ждал моего ответа.
читать дальше

@темы: Эли, Лаэнар, Джерри, "Сердце волшебства"

23:09 

"Сердце волшебства", глава 23

Emy Olwen
Солнце и кровь
23.
Я слушал Вирга, но не мог сосредоточиться на его словах. Снова погружался в воспоминания о песне последнего вдоха. Пытался представить, как она пробудится, станет звуком, подхватит меня и покажет путь. Какой предстанет моя дорога? Может быть, песня ляжет мне под ноги тропой, и я пойду вперед, сквозь солнечный свет шелест рощи? Или окажусь в лодке, среди бескрайнего штормового моря, а песня наполнит парус, повлечет к цели? Или стану серебристым ветром из снов?
Как жаль, что я не смогу петь ее вместе с Лаэнаром и Джерри. Не смогу увести их от боли. Разминемся ли мы по ту сторону жизни, расстанемся ли навсегда или встретимся там, куда приводит путь?
– Вот, а тут копченая рыба, – сказал Вирг, вытаскивая из мешка последний сверток.
Мы сидели возле обломка стены. Ее щербатая каменная кладка скрылась под кульками, связками белых корней и зелеными побегами. Вирг принес даже несколько тонких лепешек. Откуда он взял их, неужели еще осталась мука?
Джерри поддел край свертка с рыбой, заглянул внутрь.
– Сколько всего, вот ты расстарался, – сказал он.
Вирг развел руками, виновато улыбнулся. Это было так на него не похоже.
Он больше не придет. Я вдруг понял это, так ясно. Еще сам не знает об этом, но больше не придет. Джерри поймал мой взгляд, чуть заметно кивнул.
– А не опасно было брать столько еды? – спросил Лаэнар. Его голос звучал напряженно и тихо.
– Я воспользовался замешательством. – Вирг снова усмехнулся. – Приходило посольство от всадников, все переполошились, на кухню внимание не обращали.
Я подобрал прутик, нацарапал на земле: «Тин?»
– Нет. – Вирг покачал головой. – Из старших кто-то.
Джерри отломил край лепешки – вертел в руках, словно позабыл, что это, – и спросил:
– С Ари все в порядке? Он не пришел.
– Он... – Вирг запнулся, но договорил: – Все в порядке с ним. Но не думаю, что он придет.
Я слушал, как Вирг рассказывает: о том, как Ари боится слежки, стал нелюдим и избегает разговоров. Слушал и пытался представить, что же на самом деле творится там, на берегу. Мысли затапливала ночь, отблески костров. К Ари, сидящему поодаль, подсаживались люди – лица казались чужими, почти как у дикарей из деревни – уговаривали, угрожали: «Ну же, ты же знаешь, где они».
Или все проще и хуже. Ари мог поддаться, поверить, что мои песни – зло, а я враг.
Нельзя так думать.
Почему нельзя? Другие поверили – те, чьи корабли я вел, те, кому пел песню исцеления. Даже король, которому я давал присягу.
Даже Тин, которому я спас жизнь. И который спас жизнь мне.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Джерри, Лаэнар, Эли, другой мир

23:37 

"Сердце волшебства", глава 21

Emy Olwen
Солнце и кровь
21.
Вот и все.
Беззвучные мысли окутывали меня, словно кокон, и чаща вторила им. Нависала зелеными сводами, теплым воздухом, дурманом цветов. Где-то в вышине – далеко-далеко – стрекотали сверчки и перекликались птицы. А еще дальше, за краем леса, за стеной скал, под темнеющим небом пело море. Увижу ли я его, вдохну ли соленый ветер? Время утекает слишком быстро, безмолвное, праздное. Я ушел из рощи, потому что мечтал о настоящей жизни, но другой лес поймал меня, укрыл тяжелыми кронами, темным покоем.
Я лежал возле разрушенной стены, смотрел, как колышатся в вышине лианы и ветви, как все темней и темней становится покров листвы. Мысли повторяли друг друга, замыкались в кольцо.
Вот и все.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Джерри, Лаэнар, Эли

07:30 

"Сердце волшебства", глава 19

Emy Olwen
Солнце и кровь
19.
Джерри нахмурился, а потом вдруг вырвал страницу из моей книжки, скомкал, швырнул в огонь. Бумага вспыхнула, костер взвился, затрещал на углях. Я смотрел, как корчится в пламени обугленный ком – с каждой секундой становится все чернее, все меньше, скоро вкаждая буква станет золой. Стоило ли ждать другого ответа?
– Ты кому-нибудь еще про это говорил? – Джерри вернул мне книжку и оглянулся, словно нас и сейчас могли услышать. Но нет, наш маленький лагерь был нетронутым, тихим, никто не приближался сегодня к изгоям, даже Вирг и Ари пока не приходили.
Я указал на Лаэнара. Тот кивнул.
Все утро я записывал сон и то, что хочу сделать. Ложась на бумагу, каждое слово горело клеймом, кричало: «Предатель!», – и все же, мое желание не изменилось. Прочтя, что я решил, Лаэнар долго молчал, а потом сказал: «Думаю, там тебе смогут помочь». Я чувствовал за этими словами невысказанный страх, вздымающийся, словно стена: могут помочь, но к чему темному народу помогать мне? Я чужак, я враг, а Лаэнар и вовсе жив лишь потому что его отпустили со мной, ему нельзя возвращаться.
Но сколько я ни повторял себе это, ничего не менялось. Я хотел вернуться.
– И что, ты не объяснил, что это бред? – спросил Джерри у Лаэнара.
– Эли могут там помочь, – снова сказал Лаэнар. Его голос звучал теперь совсем спокойно, как у тех, кто целыми днями пел в роще у ручья. – Вернут магию.
– Совсем уже все поехали... Главное никому не говорите! – Джерри поднялся, закинул ружье за спину. – Пошли, я должен кое-что показать.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Эли, Лаэнар, Джерри

22:44 

иллюстрация к главе 8

Emy Olwen
Солнце и кровь

Amira and Arza
by jeyando on DeviantArt

– Арца, я буду ждать, – прошептала Амира. – Каждую секунду буду слушать, я услышу, почувствую, мы успеем, если…
Ее страх проникал в меня, холодными кристаллами падал на дно души. Поэтому я не позволила договорить, – отстранилась, сжала ее запястья и сказала:
– Я обещаю. – Искры страха уже растворились в крови, но не исчезли. Ледяной узор поднимался от сердца, оплетал руки. Мне нужно было договорить, прежде чем он коснется ладоней и достигнет кончиков пальцев. – Я все узнаю и вернусь сегодня, когда сядет солнце.
– А если ты не успеешь все узнать сегодня? – тихо спросила Амира.
– Тогда я вернусь с тем, что узнаю, – сказала я и разжала руки.

@темы: "Предвестники Мельтиара", Амира, Арца, арт

04:42 

"Сердце волшебства", глава 17

Emy Olwen
Солнце и кровь
17.
И Джерри, и Лаэнар уже спали, а я все лежал с закрытыми глазами и слушал голос волн и дыхание ночи. Мне казалось, что я на корабле – земля кренилась, драный полог палатки превращался в парус. Я не отпускал этот морок, лелеял его как мечту: пусть вокруг будет лишь море, бескрайний простор. Пусть осенние шторма швыряют лодку, мачта стонет, пена шипит на палубе, а брызги обжигают льдом. Я позабыл бы себя среди бури, стал бы криком чаек, ураганным ветром, и проклятье потеряло бы власть надо мной.
Но шторм не добрался сюда, в тихую гавань, – лишь волны стали беспокойней и холодней. Их шум будоражил меня, не давал соскользнуть в сон, а я так хотел уснуть. Там, по ту сторону забвенья, меня ждал голос, песни, звучание волшебства, – чтобы жить дальше, я должен коснуться их, хоть на миг. Должен услышать песню своей души и тогда я пойму, что делать.
Серебристый звон, каждая нота расходится светом. Мое тело – лишь песчинка в этом звучании, мои мысли – лишь эхо напева. Все яснее, все громче. Тишина отступает, побежденная песней, и я улыбаюсь, слушаю ее.
Она звучит, я ее слышу! Понимание опаляет, и я открываю глаза.
Это место мне незнакомо, но обещает покой. Драпировки скрывают углы комнаты, диваны и кресла истерты от времени. Свет падает текучими волнами – не могу понять, отблеск огня это или пробившиеся сквозь знавеси лучи солнца. И столько книг – стеллажи манят рядами корешков, на столе громоздятся старинные фолианты. В дальнем кресле человек с огромной книгой на коленях, едва различимый, белая тень. Приветствует меня, словно знает давно, и вновь погружается в чтение.
– Это сон! – Я слышу свой голос, охрипший, но светлый. Я так рад ему, что слезы подступают к глазам. – Я могу говорить, это сон!
читать дальше

@темы: Эли, "Сердце волшебства"

17:43 

Emy Olwen
Солнце и кровь
23:09 

"Сердце волшебства", глава 15

Emy Olwen
Солнце и кровь
15.
Вышина, прозрачная и светлая, звенит моим голосом.
Подо мной лед или пустота, искрится, искрится, холодная, чистая. Небо – хрустальные осколки, преломляющие свет, а воздух – алмазная пыль, раздирающая легкие в клочья.
Я делаю глубокий вдох, слушаю, как боль рвет меня, как кровь горит в груди, наполняет меня огнем, жаром и жизнью. Еще один вдох – и я кричу, голос вырывается наружу, песня несется ввысь, к хрустальному небу.
Я во сне.
Понимаю это так ясно – я во сне, лишь во сне у меня есть голос – и песня становится яростней, громче. Ни напева, ни взлета мелодии – лишь дикий крик, неприрученный звук волшебства.
Я хочу продлить этот миг, хочу остаться здесь, но сон сверкает нестерпимо, мне не удержать его. Он дрожит, звенит, готовый разбиться, и издалека доносится другой голос – сияющий ветер моих снов поет вместе со мной. Пытаюсь вслушаться, дотянуться, но он так далеко.
Недостижим.

Сон не хотел покидать меня.
Я поднялся затемно, стоял на берегу, молча встречал рассвет, а песня из сна все гремела, мчалась, дробилась в осколках хрусталя. Пытался отвлечься, слушал мерный ритм волн, – пена шипела у моих ног, ветер бил в лицо, а восток разгорался, золотил море. Явь звала, просила, – приди, очнись, не исцелишься иначе, – и я хотел окунуться нее, но не мог.
Там, во сне, я мог петь. Там я был собой, моя душа не погасла, Айррай не забрала мой голос. Грохот ее барабанов и липкий мрак чужой силы не могли проникнуть за грань сновидений. Отныне там мое убежище, мой тайный и истинный дом.
Я зажмурился, мотнул головой, гоня эти мысли. Я не сдамся. Даже если никогда не услышу наяву свой голос, все равно не сдамся.
Сон смирился, отступил в глубину мыслей, и я обернулся к лагерю.
Рассвет тек по песку, и наши хлипкие навесы, пламя костров, вытащенные на берег лодки, – все казалось казалось легким, прозрачным. Рисунок из книги, придуманный мир.
Нет, настоящий.
Я прикусил губу, пытаясь болью освежить чувства. Не сдамся.
читать дальше

@темы: текст, Эли, Лаэнар, Джерри, "Сердце волшебства"

20:12 

Emy Olwen
Солнце и кровь

@темы: Кори

19:50 

Emy Olwen
Солнце и кровь
13.
«Всегда звучит, всегда рядом. Слушай ее».
Так странно – теперь, когда я стал тенью, бесцветным, безголосым призраком, – роща обступила меня. Я не мог отмахнуться от воспоминаний, не мог думать о чем-то еще, хотя шел через незнакомую чащу, почти наугад блуждал на петляющих тропах. Останавливался, смотрел на небо, и солнце указывало, в какой стороне море и наши корабли. Вязкая муть в глубине земли колыхалась, я чувствовал ее потоки – яснее, чем прежде. Торжествующий грохот барабанов подсказал, где деревня, и я вновь углубился в лес. Цепкие ветви хватали одежду, змеились лианы, ящерицы выскальзывали из-под ног. Что если я собьюсь с пути, не смогу выйти к морю?
Нет, этого не будет.
«Даже если кругом пустота, нет ни одной песни — слушай ту, что звучит внутри. Она всегда ответит, даже если смолкнут все песни мира».
Слова Зертилена, память о его голосе. И следом – солнечный свет на крыльце нашего дома, Нима в дверном проеме. Рыжие искры в ее волосах, плетеные амулеты на запястьях. Ора, шепчущая что-то Зертилену, смеющаяся вместе с ним. Кимри и Фиэлти, Арма и Рити, Шэтар и Мили, множество имен, множество лиц, шаги по ковру из хвои, запах кипарисов, вкус волшебства. Память о песнях, наполняющих рощу, таинство, осеняющее родник, прохлада воды...
Почему я думаю об этом сейчас – на чужой земле, пропитанной враждебной силой?
«Песня всегда ответит, слушай ее».
Как же она ответит мне, учитель? Она смолкла, стала тенью – как я. Словно очутился на дороге смерти.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Джерри, Лаэнар, Эли, текст

15:29 

"Сердце волшебства", глава 11

Emy Olwen
Солнце и кровь
11.
Я не спал, бродил в полосе прибоя, – пенящегося, беспокойного этой ночью. Ждал, когда небо начнет светлеть, но восток оставался темным, небесная река текла и сияла. Созвездия медленно вращались, – я вглядывался в них, но почти не узнавал. Другие они здесь или просто я так плохо знаю небо? Меня не учили читать небесные карты, знаю только звезду мореходов, – вот она, мерцает, указывает на север.
Как ты там, звезда мореходов?
Волна окатила меня, нежданно теплая, шумная, – смыла мои следы и отступила, смешалась с другими. Я отвел взгляд от неба, взглянул на темный простор, но и в море мне почудилось мерцание звездного света.
Первый день новой луны, но где же ее тонкий серп? Скрылся за горизонтом или еще не взошел?
Я никому не рассказал о словах Айррай и сам не знал почему. Зачем молчал эти три дня? Мне было бы проще ждать. Джерри подбадривал бы меня и смеялся бы надо мной вместе с Ари и Виргом, а Лаэнар бы хмурился, а, может, наоборот, радовался за меня. Я шутил бы вместе с ними или злился, и время прошло бы незаметно.
А теперь уже поздно рассказывать – все спят, укрытые ночной тишиной, лишь волны шуршат на песке и изредка перекликаются вдалеке часовые.
Я запел – утренняя песня не слушалась, дрожала и крошилась, порыв ветра уносил ее, как лепестки высохших цветов. Слишком рано – эти звуки должны встречать рассвет, а он так далеко, за черной полосой горизонта.
Не в силах больше ждать, я повернулся и пошел прочь. Одежда, просоленая и мокрая, липла к телу, тянула за собой ночной холод. Вдалеке мерцал костер – рыжая звезда среди темных барханов – звал погреться, но я подавил искушение.
Палатки и навесы вырастали из песка, словно тела причудливых спящих зверей или чудовищ из детских кошмаров. Ветер хлопал парусиной, скрипел шаткими опорами. Я шел осторожно, стараясь не споткнуться об оставленные котлы, не наступить на остывшие кострища.
Часовые не заметили меня, а может просто решили не окликать, – и я двинулся дальше, вверх по неверной тропе. Поднимался, цепляясь за тонкие стволы деревьев, за лианы, влажные от росы. На вершине скалы остановился, чтобы перевести дыхание, и обернулся.
Восток озарился, едва заметно – словно моя песня все же призвала утро.
Я спустился к ручью и долго умывался, пытался согнать с себя соль и усталость бессонной ночи. Воздух светлел, в нем проступали очертания и цвета, лес перестал казаться нагромождением теней.
Может быть, Айррай уже ждет меня?
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Эли, текст

14:41 

Emy Olwen
Солнце и кровь
"Предвестники Мельтиара" прошли в шорт-лист конкурса АСТ "Лучший молодежный бестселлер"!
Окончательные результаты будут известны двадцатого августа, ждем )))

@темы: "Предвестники Мельтиара"

23:48 

"Сердце волшебства", глава 9

Emy Olwen
Солнце и кровь
9.
Последний раз я был на этом корабле еще до того, как мы отправились в путь.
Там, в гавани Королевского острова, я перебирался с палубы на палубу, наполнял флот песней. Все расплывалось и сияло, – брызгами моря, слезами, магией, бьющей сквозь меня, летящей в дыхании и голосе. Я пел, отдавая лодкам свою душу, и они запомнили, приняли ее.
И теперь корабль узнал меня.
Каждая планка, доски, поручни, – даже веревочная лестница, – отзывались на мои прикосновения. Корабль пел, едва слышно, звал: «Возьми меня с собой, отправимся в путь, полетим, поплывем за край неба».
Но наше странствие закончено. Спи, моя песня.
Я едва не прошептал это вслух – вовремя очнулся, вспомнил, что на палубе я не один. Здесь солдаты и люди из дворца: придворные и слуги, теперь почти неразличимые. И где-то рядом были всадники, я еще не видел их, но слышал стелящийся, дымный шелест.
Здесь теперь королевский дворец. На корабле, вытащенном на берег, поднятом на опоры, вкопанном в песок. Король позвал меня сюда – впервые с того дня, как мы приплыли.
Песня не желала спать – взметнулась из глубины трюма, вспыхнула в досках палубы, обожгла мои босые ноги. Я остановился, запрокинул голову.
Мачты вонзались в небо – мертвые деревья с обломанными ветвями. Паруса давно сняты, снасти убраны, канаты смотаны. Все понимали – если нам придется бежать, срочно уходить с острова, – не успеем спустить этот корабль на воду. Он останется здесь, пока ветер, дожди и прилив не растерзают его. Пока здешний народ не растащит его по планкам, не порубит на дрова, не превратит в доски заборов.
Нет, нет, этого не будет. Мы нашли людей своей крови, а я нашел девушку, которой нужна моя помощь. Этот остров станет нашим домом, и королевский корабль снова выйдет в море, поднимет паруса.
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Эли, текст

01:10 

"Сердце волшебства", глава 7

Emy Olwen
Солнце и кровь
7.
­– Ты скучаешь по дому?
Я все-таки спросил об этом. И тут же пожалел о своих словах – ведь Лаэнар не ответил, не поднял взгляда.
Мы сидели на скальном уступе, море шелестело под нами. Чайки вскрикивали, кидались вниз, взлетали над пеной. Небо еще было светлым, вечерним, но у горизонта подернулось сумраком, темнело медленно, неумолимо. Как мы будем спускаться отсюда в темноте? Но я медлил, не хотел уходить.
Было тихо. Скалы скрывали бухту, корабли, песчанную отмель. Только море, небо и древний камень – больше ничего здесь не было. Ни чарующих запахов чащи, ни дымного шепота, клубящегося вокруг всадников. Здесь легко было петь и думать, но голос казался чужим и пронзительным, а все мысли звенели тоской.
– Скучаю, – сказал Лаэнар и встретился со мной взглядом. – Но это ничего не значит. Я сделал выбор.
Выбор. Мы уже говорили об этом – стоя на обгорелом, невесомом корабле, глядя, как отдаляется наш берег. Небо, море и буря смыкались тогда вокруг меня, я был сломлен горем и окрылен волшебством и не понял слов Лаэнара. «У меня стало две жизни, – сказал он тогда, – и только в этой я свободен».
Свободны ли мы на этом острове? Будем ли жить счастливо, в мире, или снова придется сражаться?
Иногда мне кажется, что наш народ проклят.
– Я знаю, что обо мне говорят, – сказал Лаэнар. Взгляд у него был упрямый, черный, губы искусаны в кровь. – Что я предал своих, а значит мне нельзя верить. Но я никогда тебя не предам.
Он отвернулся к морю – глаза скрылись за завесой спутанных волос, – а потом вдруг поднялся, держась за край скалы. Рубашка раздувалась за спиной, почти как крылья.
– Ты пообещал Арце, что оставишь меня в живых. – Ветер рвал его голос, швырял на камни. – И сдержал свое слово. Не убил меня, даже когда был уже далеко, даже когда прилетел в Атанг. Не думаю, что она сделала бы также.
читать дальше

@темы: Эли, Лаэнар, Джерри, "Сердце волшебства"

00:10 

"Сердце волшебства", глава 5

Emy Olwen
Солнце и кровь
5.
Со скал остров казался обещанием – ярким, но чужим, почти невыполнимым. Теперь все изменилось, – путь лежал по тропам, протоптаным задолго до нас, перебирался через ручьи по камням брода, – и я пытался понять, что же это за земля.
Морская прохлада осталась на песчанном берегу. Здесь же воздух был густым, почти вязким и жарким, словно лето еще не ушло. Я чувствовал капли влаги в каждом вдохе, запахи леса мешали думать – обещали сочную мякоть плодов и густую тень в глубине леса. Толстые стебли лиан обвивали стволы, словно хищные змеи, ветви склонялись к тропе. То и дело среди листвы вспыхивало яркое оперение, а из-под ног убегали верткие ящерицы. И лес вокруг звенел стрекотом цикад, криками птиц, журчанием воды.
Плодородная, богатая земля.
Наверное, если вспахать ее и бросить зерна – взойдут тут же. Может, здесь и зимы не бывает, благодатный край.
Я чувствовал, как пружинит почва под босыми ногами, дышал полной грудью, но отчего-то не мог поверить, что нам выпала такая удача. Мы плыли совсем недолго, теплое течение подхватило нас, привело сюда. В изобильный край, где осень неотличима от лета.
Тоскливый крик пронесся в вышине, и я узнал его. Чайка, невесть зачем покинула берег, и ее голос парил теперь в небе, как эхо привычной жизни.
Я понял, почему с сомнением оглядываюсь по сторонам, ищу в этом острове изъяны. Если я доверюсь ему, полюблю, то предам наш мир.
Но это необходимо, ведь домой мне уже не вернуться.
Джерри замедлил шаг, обернулся.
– Ты под ноги смотри, – сказал он. – Наверняка тут и змеи есть.
читать дальше

@темы: Эли, "Сердце волшебства"

01:41 

"Путеводный свет", фрагмент

Emy Olwen
Солнце и кровь
Два фрагмента из этой пишущейся вещи мы уже здесь постили, но думаю пора сказать пару слов и о самом романе в целом.
Эту книгу мы пишем вместе с Андо. Само собой, эта вещь относится к циклу про предвестников, но не является непосредственным продолжением какой-либо другой книги, это полностью отдельная вещь. Главные герои - Сэртэнэ и Кори, и их воплощения. Пока что здесь будут появляться расказы-фрагменты, и потом они, как мозаика, сложатся в цельную картину.


Ишита

Свет неба надо мной становится глубже, ближе — в предзакатной его пронзительности я чувствую отчаянье, отражение моей тоски. Пока сон, его всеобъемлющее звучание, и твой голос, и прикосновение твоей руки были со мной, идти было так легко, я не замечал собственных шагов, словно парил, почти жаждал увидеть впереди свет, который так часто сиял передо мной в грёзах, звал меня приблизиться. Но чем ближе я подхожу, тем сильнее ощущаю зыбкость окружившего меня мира, тем сильнее пылают располосовавшие меня шрамы, мне нельзя приближаться, нельзя, нельзя. В какой-то миг я понимаю — много шагов уже мир стал безмолвным, бездвижным, свет дня подёрнулся пеплом, оттого что я не дышу. Без особых раздумий я свернул с дороги, растянулся на земле среди шёпота трав — если смогу сделать вдох, продолжу свой путь, если не смогу, пусть растут сквозь меня к небу. И вот небо темнеет, скоро закат, и я смотрюсь в него, как когда-то очень давно, и знаю — так же, как в тот вечер, не смогу различить своего имени. Ни сейчас. Ни когда доберусь до Эраты. Я не верю, что в свете их источника смогу себя различить. Разве это возможно?
Соль разъедает небо передо мной, я взвиваюсь, закрываю лицо руками. Гулкий, горячий, далёкий стук — бьётся моё обещание, то, которое я не сдержал. Но я могу дышать, а значит, я приду туда. Я не отвернусь от света, и я сделаю, как ты хочешь. Твой свет со мной, я должен верить — они услышат.
Я верю.
Я иду вперёд.
читать дальше

@темы: текст, "Путеводный свет", Акэтар, Ишита, забытое время

18:49 

"Сердце волшебства", глава 3

Emy Olwen
Солнце и кровь
3.
Лаэнар старался держаться рядом со мной. Я не сразу понял это, – вначале мне было тяжело смотреть на него, ведь из-за него погибла Нима. «Я отомстил за нее», – повторял Лаэнар, и от этого было только хуже. Потом, в пути, мне казалось, что его пугает море, грохот бури и молнии, и поэтому он не отходит от меня ни на шаг. Но теперь уже много дней под ногами была твердая почва – прибрежный песок и каменистые склоны – но Лаэнар по-прежнему следовал за мной, как тень.
Я не мог осуждать его. Все сторонились Лаэнара, кроме нас с Джерри.
Даже Ари и Вирг называли его «этот твой перебежчик», а другие и вовсе смотрели с нескрываемым подозрением и угрозой. Поэтому я не прогонял его.
Я оглянулся. Как всегда, Лаэнар был неподалеку.
Наши тени, вечерние и длинные, тянулись по бугристому песку, стремились добраться до моря. Оно шуршало за спиной Лаэнара, дразня и насмехаясь, а ветер трепал его черные волосы. В каждой разбившейся волне мне чудились слова.
Зачем, зачем, ты, он, все, прочь, не ваш, чужой, прочь, бегите прочь.
Я зажмурился на миг, пытаясь отогнать наваждение. Так легко здесь отчаяться, сойти с ума, но я выстою. Нужно продержаться немного, и здесь будет наш новый дом, новая жизнь.
Волна разбилась, растеклась шипящей пеной, окатила смехом: Зачем, зачем, зачем.
Но Лаэнар не слушал море и ветер, – заслонившись от солнца, всматривался вдаль.
– Это всадники. – Он указал на западный склон. – Смотри, они возвращаются.
Солнце слепило глаза, я сощурился и все равно в первый миг не различил ничего, кроме скал и неба, темных и ярких пятен. Но потом понял, что Лаэнар прав.
Огромные птицы парили над склоном, устремлялись вниз, терялись среди валунов и деревьев. Вечерний свет омывал крылья, они казались огромными, как паруса рыбацких лодок. А когда уходили прочь от солнца, то темнели, – но были так непохожи на крылья врагов.
Легкие, стремительные, разрезающие воздух множеством пластин, звенящие песней полета.
Лаэнар хмурился, глядя в небо.
Я едва удержался, чтобы не спросить его: ты хочешь взлететь? Помнишь, как я сражался с тобой в небе? Скучаешь по Арце?
Скучаешь по нашему миру?
Нет смысла спрашивать, ведь от ответа станет больнее нам обоим. Что я мог бы сказать, если б он спросил меня о том же? Четыре раза ответил бы «да».
читать дальше

@темы: "Сердце волшебства", Лаэнар, Эли

22:35 

Emy Olwen
Солнце и кровь
Начинаем третью книгу )))
Называться она будет "Сердце волшебства", рассказчиков опять двое, на этот раз это Эли и Кори. По хронологии третья книга перехлестывается со второй.
Эту книгу мы пишем вместе с Андо, мои главы - про Эли, главы Андо - про Кори.
Первая глава )))

1.
Мне опять приснилась Роща.
Окунувшись в ее тепло, я блуждал по тропинкам, вдыхал запах хвои, слушал пение птиц. Солнечные пятна дрожали на земле, слышались голоса, шаги и смех, чужие мысли звенели в воздухе, касаясь меня. Я никого не видел, не помнил имен, но чувствовал – они рядом, все те, кто мне дорог. Те, кто любят меня. Эта любовь согревала, я шел, ни о чем не думая и не зная, что сплю.
Пробуждение было резким как удар и, в который раз, я сперва не смог понять, что вокруг. Явь была пропитана запахами соли, пота и усталости, а где-то рядом кружилась тоска, глодала душу. И, как всегда, эта тоска помогла мне вспомнить.
Я изгнанник. Мы все теперь изгнанники.
Сражались с давним врагом, но не смогли одолеть его. Города и деревни, все, что у нас было – все уничтожено, а нас осталось так мало, что нет надежды вернуть свою землю. Мы смогли лишь бежать. Покинули родные берега, отправились в бурное осеннее море, и оно пропустило нас. Привело к острову, которые станет нашим новым домом.
Я мысленно проговорил это все – в который раз – но мир вокруг не стал реальней. Мешанина странных запахов и звуков – вот что меня окружало, а настоящей была Роща, оставшаяся во сне.
Снится мне снова и снова, почти каждую ночь. Но Рощи больше нет. И все, что там было – было ложью.
Я резко сел, сжал голову руками и открыл глаза.
Утренний свет проникал сквозь порванный полог палатки, сквозь прорехи в крыше. Рассветные лучи падали на скомканные одеяла, пытались преобразить тесное жилище. Но оно оставалось прежним, – отсыревшим и затхлым, готовым рухнуть от сильного порыва ветра.
Джерри в палатке не было, а Лаэнар еще спал, почти с головой завернувшись в одеяло. Пошарив по сторонам, я отыскал куртку, натянул ее, машинально проверил карманы. Но сигарет не нашел – ни у кого уже их не осталось.
Мне хотелось курить. Сигареты были нужны мне, необходимы, – хотя бы одна затяжка желтым дымом, чтобы прояснить мысли. Хотя бы глоток синего дыма, чтобы понять сон.
Я выбрался из палатки, ноги увязли в песке. Сощурился, глядя на восток, на поднимающийся над морем шар солнца. Вода переливалась отблесками восхода, текла рябью, – бухта была тихой, шторма обходили ее стороной.
Мы доплыли, нашли новый дом, сумели выжить, – почему же мне так тягостно с тех пор, как мы сошли на этот берег?
Я почувствовал – еще немного и начну жалеть себя. Сила, переполнившая и опьянившая меня в городе врагов, окрылила – но лишь на время. Я чувствовал себя всесильным, не нужно было песен и слов, порыва души хватало, чтобы волшебство влилось в ветер, наполнило паруса, вело нас сквозь бурю. Но это длилось недолго, и теперь я стал прежним.
Но не совсем.
Я смотрел на восход, пока глазам не стало больно, и пел – еле слышно, для себя и для моря. Ту песню, что всегда звучала на рассвете в Роще.
Ничто и никто не отнимет у меня песни. Ни ложь, ни смерть, ни враги, ни война.
– Никто, никогда.
Я понял, что говорю это вслух, как клятву.

читать дальше

@темы: Эли, "Сердце волшебства", текст

01:53 

Emy Olwen
Солнце и кровь
мне на днях приснилось, что я рисую Кори, так что я нарисовала и наяву ))))

читать дальше

@темы: Кори, арт

Предвестники

главная