18:57 

"Дети войны", глава 43

Emy Olwen
Солнце и кровь
43.
– Я мог забрать флейту, – говорю я, – но не стал. Считаю, что союз важнее.
В ожидании ответа обвожу взглядом стоящих передо мной. Во всех воспоминаниях, даже последних, старшие звезды казались могуществеными, недостижимыми. Но они люди, такие же, как все, – груз ответственности и прожитых лет оставил отпечаток на лицах.
Нет, не такие же, как все. Их свет не перепутаешь ни с чем.
Эйяна касается моей руки, хочет успокоить меня и успокаивается сама. Она переживала еще недавно, но теперь это чувство – как дальняя рябь на воде. Тревожилась обо мне? Или о моем задании? Это не важно. Встречаюсь с ней взглядом – глаза глубокие и темные, на губах тень улыбки. Отблески света дрожат на драгоценных камнях, вплетенных в волосы. Черный шелк одежды шелестит от движений.
Эйяна не осуждает меня.
Ильминар смотрит в пустоту. Он кажется расслабленным и смертельно уставшим одновременно. Сияние источника отражается в его зрачках, мерцает, скручивается водоворотом.
– Ты правильно решил, – говорит Цэри. Он стоит совсем рядом, мне не нужно прикасаться, чтобы ощутить его чувства. Он рад, что я вернулся. Или рад, что я правильно решил? Не важно. – Пророчество туманно, а союз наверняка будет полезен. Мы одобряем твой выбор.
Теплые слова касаются сердца, – но оно не желает радоваться. За этого выбора погибла моя звезда и четверо звезд Эртаара.
Сэртэнэ молча смотрит на меня. Мы одного роста – в воспоминаниях он казался выше. От его чувств не доносится даже эхо, словно между нами стена, литой металл.
Я невольно ищу пятого собеседника, но Эрэта здесь нет. Сегодня его очередь служить первому источнику, вбирать в себя живой голос магии, силу, звездный свет, – чтобы потом отдать городу и мне. Чтобы горы пропитались светом, а я послал сияющую силу каждому из своих предвестников.
Я чувствую это силу повсюду. В воздухе и камнях, в дыхании, в звуках, и сильнее всего – в тех, кто стоит передо мной.
Сэртэнэ протягивает руку, – на запястье блестит золотом тяжелый браслет, – прикасается ко мне. Молчит, вслушиваясь в мою душу, а я по-прежнему не различаю его чувств.
Потом говорит:
– Твое наказание окончено. Запрет снят.
Мир застывает вокруг меня.
Вина все еще давит на сердце, но изнутри его разрывает другой шквал, – неистовое стремление, жажда. Я нужен, я нужен им, они нужны мне. Я помогу им, дам им силу, дам цель. Я должен увидеть Рэгиля, должен увидеть Арцу, я слишком долго ждал, они слишком долго были без меня.
Как и Лаэнар.
Словно угадав мои мысли, Цэри сжимает мое плечо и говорит:
– Больше никогда не бери на себя чужой вины.
Его голос звучит строго, но я знаю – Цэри добр ко мне. Я киваю.
– Приведи Лаэнара. – Сэртэнэ указывает вглубь коридора. – Пусть продолжит свою работу.
Коридор ветвится, изгибается как русло реки, но мне не нужно спрашивать путь, я знаю, где Лаэнар. Вижу его свет, – яркий, мерцающий, то голубой, то алый. «Знак несчастья» – так называли его звезду в старых книгах. Я говорил: «Ты принесешь несчастье нашим врагам», – и ошибся.
Я покидаю зал источника, иду прочь от старших звезд. Кори и Бета исчезли в другой стороне, я не встречу их по дороге, не пройду мимо двери, за которой они скрылись. Но мысль о Бете согревает меня на миг, и я ускоряю шаг.
Я слышу шаги, эхо подхватывает, разносит тихий звук. Это не Лаэнар, не его звонкая поступь по камню. Я заворачиваю за угол и вижу того, кто идет мне навстречу.
Здесь, среди темных стен и белых ламп, его серые волосы кажутся совсем светлыми, а глаза – как расплавленное серебро. Теперь он одет в цвет войны, и наша сила дрожит в его движениях, следует за ним, как тень.
Мой бывший противник. Эли, волшебник из Рощи, не знавший ничего о себе.
Он встречается со мной взглядом.
Эли хотел рассказать мне будущее тогда. Знал ли, что со мной будет? Предчувствовал ли, что сам окажется здесь?
– Тебе идет черный цвет, – говорю я и иду дальше.
К Лаэнару.
Он здесь, за этой дверью. Я протягиваю руку, но не успеваю назваться, – темная поверхность узнает мое прикосновение, покорно скользит в сторону, исчезает в стене.
За порогом стоит Лаэнар.
Он смотрит на меня так же, как смотрел столько раз. В глазах волнение, сильное, почти не отличимое от страха, и радость, вихрящаяся беспокойством. Он вот-вот произнесет мое имя.
Я едва замечаю, как переступаю порог. Сжимаю Лаэнара в объятиях, – так крепко, слишком крепко. Темнота бушует в груди, подступает к ладоням. Я не знаю, что сделаю сейчас. Хочу отшвырнуть его прочь и не хочу никогда отпускать, хочу убить его и хочу, чтобы он жил. Моя рука, стиснутая в кулак – на спине Лаэнара, там, где всегда смыкались его крылья.
Но у него больше нет крыльев.
Я отпускаю его и говорю:
– Идем. Тебя зовут в зал второго источника.
Лаэнар не отстает от меня, шагает рядом. Его походка не изменилась и сам он кажется прежним, – но так ли это? Он все еще мой предвестник, моя яркая, близкая звезда, я должен знать о нем все.
– Расскажи о своей работе, – говорю я. – И о наказании.
Лаэнар отвечает сразу, не медля ни мгновения, – как всегда, как раньше.
– Я не должен выходить из комнаты, пока меня не зовут. – Его голос звенит, разлетается по коридору. – Я и не могу выйти, дверь заперта. А когда меня зовут, иду к источнику и отдаю ему свою силу. – Я смотрю на него, и он добавляет, поспешно: – У меня это получается. Это не сложнее, чем просто переливать силу, как ты учил.
Отворачиваюсь, чтобы сдержаться, не ударить его. Я не могу доверять себе, не знаю, что сделаю с ним в следующий миг.
Я учил вас отдавать силу друг другу, в моей четверке каждый мог поддержать другого, наполнить светом и волей к битве. Вы были связаны так крепко, так тесно, вы были так близки между собой. В чем я ошибся?
Цэри запретил мне брать на себя чужую вину, вину Лаэнара, – но кто еще виноват в том, что он предал нас?
– Это нужно для команды? – спрашиваю я. – Твоя работа.
– Да, – кивает Лаэнар. – Но не только. Мне сказали, это нужно для всех.
Мы входим под своды пещеры. Старшие звезды все еще тут, ждут меня, и я останавливаюсь возле них.
Лаэнар подходит к источнику, опускается на колени, протягивает руки. Свет течет перед ним, струится вверх. Принимает силу Лаэнара, а значит готов простить его вину. Но как можно простить такое?
В сияющем свете потока Лаэнар кажется таким легким, чистым, бесплотным. Может быть, он отдаст всю свою силу и тогда будет прощен? Но я хотел, чтобы он остался в живых. Я хочу этого и сейчас.
Сэртэнэ, Цэри и Эйяна смотрят на меня. Ильминар стоит чуть поодаль, он не сдвинулся с места, пока меня не было.
Я говорю:
– Если я не нужен вам сейчас, то хочу увидеть Рэгиля и Арцу.
– Иди, – разрешает Сэртэнэ.
Я киваю, прощаясь. Мысль вспыхивает, устремляется к Бете, – Вернусь за тобой, жди, – и темнота затмевает все, несет меня к пророкам.

– Я должен был быть с вами, – говорю я. – Мне так жаль, что меня не было рядом.
Мои сожаления не помогут Арце и Рэгилю.
Мы в маленькой комнате, причудливой пещере на этаже прорицателей. Стены изгибаются, сплетаются буграми и трещинами, электрический свет приглушен. На столе, в высокой чаше бьется живой огонь свечей. В воздухе текут полосы дыма, желтовато-синие, – их вкус на мгновение проясняет мысли, в следующий миг – мешает думать.
Я держу за руки Рэгиля и Арцу, вслушиваюсь в движения их душ. Две ближайших звезды – ждали меня так долго. Все то время, пока я не знал, увижу ли их вновь.
– Мне тоже жаль, – говорит Рэгиль.
Голос звучит тихо, словно ему не хватает воздуха или сил. Но Рэгиль здесь, со мной, а не где-то далеко, во тьме забытья.Он смотрит на меня, но глаза то и дело будто заволакивает туманная пелена, – дым пророков и их успокаивающая сила. Я ненавижу ее сейчас – она призвана исцелять, но Рэгилю все еще плохо, так плохо.
– Эркинар обещал мне, – говорю я, – что вылечит тебя. Он вернул тебя из пустоты, но я вижу – большего сделать не может. Никто не поможет тебе сейчас лучше, чем я. Подожди немного, я заставлю его отпустить тебя.
Заставлю вернуть тебе крылья. Лаэнар лишился крыльев и никогда не получит их больше, но почему мой Рэгиль бродит бескрылый по этажу пророков, словно пленник?
Пленник утешающей магии, успокаивающих снов.
У Арцы не посмели отнять крылья. Они вздрагивают за спиной от каждого вдоха, в черных пластинах отражается огонь свечей. Арца кажется изможденной, черты лица заострились, глаза лихорадочные, покрасневшие от слез, – но сейчас она не плачет. Она счастлива, – это чувство горит в ее ладонях, сияет в черноте глаз, – и все же ей больно. От того, что Лаэнар в городе? От того, что меня не было рядом все это время?
Да.
– Четверка Киэнара теперь твои личные предвестники, – произносит Арца, и я чувствую, как тяжело дались ей эти слова. Слышу невысказанное: «Они вместо нас?» и отвечаю:
– Они мои личные предвестники, и вы тоже. Это не изменилось. Не изменится никогда. Мои самые яркие звезды.
Мы молчим. Тени колеблятся на стенах, все вокруг скользит, меняется, как сон. И лишь моя сила, неумолимая и неизменная, течет через наши сомкнутые ладони. Ее движение заставляет сердца биться чаще, огонь в крови разгорается ярче, мысли становятся отточенными, устремленными, как лезвия мечей.
Мы сидим, сжав руки в едином рукопожатии, как столько раз сидели впятером. Теперь нас лишь трое, но Арца и Рэгиль – мои, мои навсегда.
Никто не изменит этого.

– Пусть Арца останется здесь еще на одну ночь, – говорит Эркинар. Он ведет меня через пещеры и коридоры, к зеркалам. – Завтра может вернуться вниз, но Рэгиля я пока не могу отпустить.
Я хочу сказать: «Ты сделал все, что мог. Освободи его из пелены снов, отпусти завтра вместе с Арцей. Тебе не выполнить обещание, не исцелить его полностью». Но я знаю – Эркинар не согласится. Если бы я все еще был лидером народа, то бы отдал приказ, Эркинару пришлось бы подчиняться. Но теперь я равный ему, не более.
Пусть не сегодня – но я заставлю его. Рэгиль должен быть со мной.
Мы выходим в широкую пещеру, где скалы, как колонны, поднимаются к сводам. На столах лежат зеркала, похожие на огромные капли света. Эркинар подходит к одному из них и говорит:
– Настройка почти закончена, но мне нужна твоя помощь.
Я не виню Эркинара за то, что он не смог предсказать опасность, гибель корабля. Сны другого мира туманят зрение прорицателей, временные линии и вероятности теряют четкость. Но я побывал на чужой земле, я отдам зеркалу часть своей силы, и мгла развеется, пророки смогут видеть ясно.
Я прикасаюсь к выпуклому стеклу и говорю Эркинару:
– Выясни, кто уничтожил мой корабль. Выясни как можно скорее.
Я должен знать, предал ли меня Эрай. Должен знать, есть ли у нас союзники.

@темы: "Дети войны", Арца, Лаэнар, Мельтиар, Рэгиль, Сэртэнэ, Эли

Комментарии
2015-02-04 в 23:12 

Ando Gro
defying gravity
Невероятная глава, всё ещё не могу подобрать слов, так сильно меня впечатлила...словно вся жизнь в ней, вернее, отзвуки всего, что случилось. Несколько эпизодов, и каждый поразительно глубок.

2015-02-04 в 23:43 

Emy Olwen
Солнце и кровь
Ando Gro, спасибо огромное!!
я все еще переживаю, что скомканно - столько времени он до того думал про предвестников своих и т.д., а тут только по паре абзацев про каждого.. но больше не получилось написать...

2015-02-04 в 23:45 

Ando Gro
defying gravity
Emy Olwen, мне не кажется скомканным ничего, это очень всеобъемлющие моменты!

2015-02-04 в 23:55 

Emy Olwen
Солнце и кровь
Ando Gro, хорошо!!

   

Предвестники

главная