03:57 

"Дети войны", галвы 44-45

Emy Olwen
Солнце и кровь
Две последние главы, конец второй книги ))))

44.
Мельтиар пришел, когда я потеряла счет времени. Наступил вечер или уже ночь? Что там, снаружи, взошли ли звезды? Холодно ли там, как на берегах другого мира, или теплый ветер все еще гуляет в траве, шелестит в кронах деервьях, качает листву, золотую и алую? Даже на самых нижних уровнях города, у корней гор, внешний мир не казался мне таким недосягаемым, как здесь.
Ни стука, ни оклика, – дверь тихо скрипнула, отъезжая вбок, и Мельтиар вошел в комнату.
Я вскочила, подняла оружие, – все движения стали угловатыми, неловкими, тело одеревернело и застыло от ожидания. Мельтиар перевел взгляд с меня на Кори и сказал:
– Все в порядке. Приговор отменен, я могу остаться в городе.
На миг мне показалось, что облегчение захлестнет меня, потопит, – но чувства онемели, как и тело. Радость дрожала в груди, но я едва верила. Все позади. Моя мольба подействовала. Он прошел через столько бед, но все позади.
– Хорошо, что вы здесь, – тихо сказал Кори.
В его словах было все, о чем мы говорили, сидя здесь вдвоем. Чувства дробились и сияли, вихрились водоворотом, достигали меня, даже когда Кори разжал пальцы, выпустил мою руку.
Мельтиар кивнул, и Кори продолжил, решительнее, тверже:
– Надо будет поговорить, я должен рассказать про остров, куда уплыли враги, и про многое.
– Завтра я вернусь сюда, – сказал Мельтиар и обнял меня за плечи. Усталось горела в его ладони, падала тяжелыми ударами пульса. – Сможем все обсудить.

Я всего пару раз была на этаже крылатых воинов – меня посылали с короткими поручениями, я взбегала по лестнице, находила нужную комнату, сообщала что-то или отдавала. И каждый раз было немного не по себе, ведь где-то здесь жил наш лидер и его личные предвестники. Коридоры и двери были такими же, как внизу, но мне казалось, что тут царит торжественность и особая, напряженная устремленность.
Но сейчас, когда темнота растаяла, исчезла в ладонях Мельтиара, я едва поняла, где мы.
Коридор был прямым и узким, – белые и черные плиты стен, решетки вентиляции, редкие светильники, горящие вполсилы. Так темно – значит, снаружи уже ночь, – и пустынно, безлюдно, как на тайном этаже. Неужели весь город стал таким?
Но, прислушавшись, я начала различать голоса – они доносились сквозь гул вентиляции. Перебивали друг друга, спорили или утешали, – негромкие, но где-то рядом.
– Наш отряд, – сказал Мельтиар. Он хмурился, смотрел вперед, и я не могла разгадать, о чем он думает. – Идем.
Наши шаги не искажались эхом, как в пещерах наверху. Все звуки здесь были отчетливыми и резкими: стук подошв по блестящим плитам, шум ветра, приближающиеся голоса. Проходя мимо одной из дверей, Мельтиар сказал:
– Здесь моя комната.
Я кивнула, пытаясь запомнить место, – но все двери были одинаковыми, как я смогу отличить?
Мы свернули направо, голоса стали четче, отдельные слова вспарывали воздух, – но звучали одновременно, я не понимала, о чем речь. Подойдя ближе, я увидела раздвинутые створки, широкий дверной проем, а внутри – столы, блеск стаканов, людей в черном.
Наш отряд.
Все замолкли, увидев нас.
Столовая этажа ярких звезд – я никогда не заходила сюда. Но все было так же, как у нас внизу, – те же стеллажи с запечатанными коробками, краны с водой у дальней стены, запах еды и сладкого вина. Только столы были сдвинуты, за ними уместился весь отряд и личные предвестники Мельтиара.
Киэнар поднялся, Цалти следом за ним. Я услышала, как хрустнули их крылья, расправляясь и закрываясь вновь.
Мельтиар махнул рукой, то ли отсекая вопросы, то ли приветствуя. Шимэт и Скеци, сидевшие с краю, подвинулись, и Мельтиар опустился на черную скамью. Я примостилась рядом. Звякнуло стекло, кто-то передал нам стаканы, до краев наполненые густым красным вином. Раши вскочил из-за стола, исчез среди стеллажей и тотчас вернулся, поставил перед нами коробки с едой. Наклонился, шепнул мне что-то, – я не разобрала слов, но кивнула.
Мельтиар залпом осушил стакан и велел:
– Рассказывайте.
Тишина воцарилась на миг, осязаемая, звенящая и горькая. Потом Киэнар поднял взгляд на Мельтиара и сказал:
– Мы почувствовали приближение магии. Она почти не ощущалась – как след от машины. Но я успел просигналить, мы взялись за оружие. – Его голос звучал ровно, сухие факты, отчет о событиях. Но глаза лихорадочно блестели, а крылья вздрагивали, пытаясь раскрыться. – Видимо, враг был над нами, на скалах – мы хотели взлететь, но не успели. Была очень яркая вспышка, в море, даже в шлеме больно смотреть. И эхо магии – как от сильного взрыва, очень мощное. Несколько секунд воздух был опасен, крылья не слушались. Потом мы взлетели, увидели, что корабль погиб. Противника не нашли – лишь на скалах, следы магии она таяла на глазах.
Киэнар замолчал. Мельтиар не ответил, и я чувствовала, как его вновь поглощает раскаяние, такое же бездонное, как там, над чужим морем. Каэрэт потянулся за бутылкой, наполнил опустевшие стаканы. Я спохватилась и сделала первый глоток. Вино было дурманящим и сладким.
– Я должен был сразу полететь к кораблю, – сказал Киэнар. – Если бы я успел их предупредить…
– У предвестников Эртаара были крылья, – ответил Мельтиар, – но это не помогло. И они, и Анкэрта погибли из-за моего решения. Из-за моего приказа.
Танар и Рэул, воины из команды Анкэрты, вздрогнули, услышав ее имя.
– Следы колес? – спросил Мельтиар у Киэнара. – Копыт? Военные отряды на равнине внизу?
Киэнар покачал головой.
– Никаких следов поблизости. Мы хотели обследовать дальше, но решили сперва дождаться тебя, – сказал он и добавил с внезапной горячностью: – Мы не хотели уходить без тебя. Хотели дождаться, но нас заставили вернуться.
– Мы пытались позвать тебя, – проговорила Армельта. Я едва узнала ее – такой она была тихой сейчас. Сидела, опустив взгляд, теребила выбившуюся черную прядь. – Но не получилось. Как если бы… пропал голос.
– Барьер, – сказал Мельтиар. – Магия этих людей. Завтра увидите, я покажу.
Я незаметно прикоснулась к его руке – окунулась в сумрачную решимость, расчерченную алыми всполохами вины, припорошенную усталостью. Но он говорил про завтра, и я чувствовала, как его душа устремляется вперед, в будущее. Мельтиар обвел нас взглядом, –каждого из сидевших за столом, – и в его глазах мне почудилась невысказанная мысль: «Мы все преодолеем. Любую потерю и любую боль».
Киэнар вскинулся, словно собираясь спросить о чем-то, но вместо этого обернулся к двери.
На пороге стоял пророк. Белая одежда и бледные волосы, задумчивый и отрешенный взгляд, – так странно было видеть прорицателя здесь, среди воинов.
– Меня прислал Эркинар, – сказал он. – Мы увидели, кто напал на вас. Это противники людей, с которыми вы заключили союз. Мы видели, как они ушли от берега, присоединились к войску, вступили в битву. Исход сражения пока не ясен.
О чем он? Сражение еще идет? Или они просто не смогли увидеть, кто победил? Или им непонятно, кто победит в будущем?
– Хорошие новости, – сказал Мельтиар. – Значит, союз не нарушен. Как тебя зовут, предвестник Эркинара?
– Арашэ, – ответил пророк.
– У нас с тобой одна звезда! – воскликнул Раши и хлопнул по скамейке рядом с собой. – Выпей с нами.
Пророк подошел к Раши, осторожно опустился рядом. Он казался таким нереальным здесь, среди одетых в черное, – сам как обрывок сна. Раши засмеялся, отодвинул в сторону свое ружье, – огромное и тяжелое, оно лежало на столе, среди стаканов и коробок.
Я наклонилась, погладила черные стволы оружия, прошедшего со мной всю войну, побывавшего в другом мире. Мой верный друг.
– Союз? – спросил Киэнар. Он сидел, подавшись вперед, смотрел на Мельтиара. – У нас теперь есть союзники?
Мельтиар кивнул и начал говорить.
Я слушала его рассказ, – краткие фразы, падающие, словно удар клинка. О колесницах, лагере, барьере, лидере чужаков, флейте. Все это казалось таким невероятным и далеким, – неужели днем мы еще были в другом мире? Неужели только сегодня утром я проснулась в бесцветном шатре, на вытоптанной равнине?
Кто-то все время наполнял мой стакан, и я не заметила, когда мир начал качаться, голоса кругом сделались веселей и звонче, а мысли вспыхивали и разлетались разноцветными искрами.
– Куда нам идти сегодня? – спросила Эмини. – Возвращаться в лагерь простых воинов? Или мы останемся в городе, внизу, где жили раньше?
– Вы теперь мой отряд, – сказал Мельтиар. – Я вас не отпускал. Будете жить на этом этаже. Здесь много свободных комнат, скоро вас распределят. Пока что пейте.
Все заговорили одновременно, воздух бурлил от смеха и слов.
– Будет отдельная комната? – спросил кто-то. – Прямо у каждого?
– Кроме Беты, – ответил Мельтиар. – Она будет жить со мной.
Я взглянула на него, не зная, что сказать. Все вокруг расплывалось, окрашивалось цветными ореолами.
– Не расстраивайся, – засмеялась Армельта. – У Мельтиара большая комната, не будет тесно.
– У него даже две комнаты на самом деле, – сказал Цалти.
– Прекратите обсуждать меня, – велел Мельтиар.
Мы дома.
Эта мысль пронзила меня, острая, сияющая невыносимым счастьем. Мы победили, отвоевали свой мир, столько потеряли, но победили. Мы пересекли море и вернулись, вернулись на землю, где не осталось даже следа врагов.
Мы дома.


45.
Стены помнят меня.
Ни пылинки, все так чисто, сияет бездонной чернотой. Бета оглядывается с любопытством, многократно отражается в темных плитах. Она первый раз здесь, никогда раньше не входила в мое жилище.
В комнату, где я жил с раннего детства. Где укрощал темноту, превращал в огонь и лед, делал исцеляющей и разрушительной силой. Здесь я учился, здесь готовился к войне, и сюда я вернулся.
Усталость давит меня, – словно все бессонные ночи, все тяготы войны и пути сошлись, навалились на плечи. Я хочу смыть с себя пыль чужого мира, хочу упать и заснуть, позабыть обо всем на время.
Но город не позволяет мне.
Я прижимаю ладонь Беты к черной стене.
– Слушай, – говорю я. – Отсюда слышен весь город.
Бета закрывает глаза. Ее ресницы трепещут, она улыбается, чуть приметно. Я вслушиваюсь вместе с ней.
Над нами, под нами черные толщи скал, пронизанные коридорами, залами и пещерами, наполненные машинами, движением магии и дыханием людей. Звездный свет течет из сердца города, проникает в каждую частицу камня, в каждый уголок души. Льется дальше – ночное небо приветствует его, травы в лугах шелестят, вдыхая его силу. Реки спешат по каменистым руслам, сливаются, торопятся к морю, – и сияют все ярче. Деревья тянутся корнями к мерцающей воде, пьют волшебство.
Света так много, он такой яркий, что падает с обрывов в море, несется среди волн – негасимый – к чужим берегам. И там пылает, рассказывает о нас, а потом устремляется обратно, к дому.
Над всеми мирами сияет небо, наши имена горят в нем, сплетаются в созвездия, движутся – неостановимо, вечно.
– Ты была права, – говорю я Бете, и она открывает глаза. – Наш путь остался прежним.

@темы: "Дети войны", Бета, Кори, Мельтиар

Комментарии
2015-02-08 в 03:59 

Ando Gro
defying gravity
великолепные главы!!!
и прекрасная книга!!!

2015-02-08 в 04:10 

Emy Olwen
Солнце и кровь
Ando Gro, спасибо *_________*

   

Предвестники

главная