Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:16 

"Сердце волшебства", глава 4

Ando Gro
defying gravity
Утро не наступило. Время замкнулось вокруг меня, студенистое, неподвижное, я стою под душем, чтобы сбить с кожи стылые, удушливые секунды, хоть чуть-чуть приблизить твоё появление. Постепенно я перестаю различать тепло и холод, не мигая, всматриваюсь в падающую воду, пока она не вбивает слёзы обратно мне в голову. В какой-то миг всё начинает скользить, и с холодной ясностью я сознаю - сейчас я погасну, сейчас сорвусь с высоты, исчезну. И с той же ясностью ловлю равновесие, выбираюсь из грохочущей о камень воды. Нужно дождаться. Это только один день, мне лишь кажется, что он вечный. Я просто не гожусь для этого места. Моё любимое место в мире - не любит меня, не хочет, чтоб я оставался. Но я не сдамся. Не разочарую тебя.
Моё отражение размыто холодным паром - словно смотрю на огонь, замерший, раздавленный подо льдом. Я тянусь к нему, уверенный, что движением ладони сотру и себя с зеркального стекла, уничтожу. Но моё лицо проясняется, заострившееся, словно заточенное слишком тонко, и я почти пугаюсь собственного взгляда - горящего, как в безнадёжном бою.
Нет, я справлюсь. Я дождусь тебя, утро наступит.
Не могу поверить - вчера я был счастлив. Воспоминания об этом спасительны, и, вернувшись в комнату, я ныряю в них, зарывшись с головой в одеяло.

- ...Завтра ты увидишь его, - Сэртэнэ остановился, но его шаги продолжали звучать, и в душе моей, как отражение солнца, горел его голос, вдохновенный, потеплевший, озаривший меня светом Первого источника. Затерявшийся в его рассказе, я хотел чтобы он говорил ещё, хотел следовать за ним дальше и дальше, воскликнуть: "Вот что ты любишь!", и "Как прекрасно!" и "Я помогу!". Но смогу ли помочь?.. Песня по-прежнему мне неподвластна. Только одно я умею - то, чему учился здесь с детства, то, чему посвящал себя - моя тайна.
- Нужно будет делать что-нибудь? Отдавать свет? - пусть, пусть это будет так. Я так хочу этого. Так скучаю. Я всегда возвращался из чертогов тайны, приносил свет Бете, Коулу, всем. Первый источник - жизнь нашего мира, и если я подарю ему свет, он коснётся моей команды, утешит хотя бы немного. Из-за своих неудач я не решаюсь спросить ни о чём, не чувствую, что заслужил это право, и неизвестность вгрызается в душу, терзает меня.
Сэртэнэ садится рядом, берёт меня за руку - и вся моя жизнь вновь течёт сквозь это прикосновение, словно сердце упало в его ладонь.
- Сейчас я просто хочу, чтобы ты увидел его. Конечно, ты уже видел. Наверное, много раз видел его свет внизу. Он там прозрачней и тише, его настоящая сила скрыта, но ты его узнаешь. Ты ведь знаешь, где внизу колодец первого источника?
Да, я знаю. Не раз мы бывали там втроём - наши тени, полупрозрачные, смеющиеся чему-то - возвращаемся с тренировки, мы вместе, впереди лишь победа - проскальзывают сквозь меня, стремительно удаляясь. Помню, каждый раз мне хотелось задержать шаг, посвятить их в тайну. Я тихонько вздыхаю, прячу глаза, прячу вспыхнувшую печаль. Пусть только свет остаётся. Не покажу, что расстроен. Всё хорошо. Буду гореть ярко. Я киваю и улыбаюсь.
Сэртэнэ медлит, смотрит пристально и задумчиво - я пугаюсь, что встревожил его, расстроил, но он продолжает:
- Ты узнаешь его, но будь готов к тому, что здесь, наверху, Первый источник другой. В нём бескрайняя сила, вся жизнь, свет всех источников - они сияют благодаря ему и мы те, кто мы есть - благодаря ему. Многим вещам невозможно научиться, не ощутив этого. Поэтому завтра мы пойдём туда. Ты увидишь тех, чья очередь быть с источником, и поймёшь, в чём моя работа.
Он говорит, и голос его сильнее магии, сильнее песни, уносит меня выше и выше, душа моя распаляется ярче. Не видит моей любви, но я вижу - вот что он любит, и это прекрасно, и я помогу, когда он позволит помочь.

Дверь замкнулась за мной, и пустующие коридоры вновь затопила ночь - но не глухая, нестрашная, как отблеском ушедшего за горы солнца расцвеченная сияющей нитью предвкушения - завтра увижу, я буду там. Я не хотел возвращаться к себе, предчувствуя, как тёмная комната поглотит радость, запорошит её тишиной, и вспомнил внезапно, что с самого появления здесь хожу в пропылённой одежде, ничего не ем - только пью проточную воду, едва различая звенящий металлом вкус. Это, конечно, совсем никуда не годится. Весь ритм моей жизни прежде был связан с возвращениями, тренировками, распорядком работы в Эджале - теперь он разрушился, но никогда я не был таким невнимательным. Голод совсем меня не тревожит, лишь стеклянной лёгкостью отдаётся в костях, но одежду достать нужно. Покрутившись на месте, надеясь, что верно всё помню, я направился к складу.
За время, проведённое здесь, я видел только двух незнакомцев, ребят из технического сектора - они проверяли какие-то стрекочущие и посверкивающие детали в глухом тупике возле моей комнаты - оказывается, там была спрятана стенная панель, которую я до сих пор не разглядел. Увидев их жёлтые, обметённые полумраком одежды, я отпрянул - и тут же этого застыдился. Я немного разбираюсь в их работе, начал спрашивать, чем они заняты, могу ли помочь, но вопрос прозвучал для них дико - так торопливо они представились, каждый пару раз переспросил на разные лады, всё ли в порядке, всем ли я доволен. Словно бредовый сон - я не знал, что отвечать, и сбежал ко второму источнику, выжидая, пока они уйдут. Позже я пожалел об этом - всё же приятно было бы с кем-нибудь поболтать, расспросить, что здесь происходит - но больше я не встречал ни их, ни кого другого. Необитаемая земля.
Поэтому склад удивил меня - огромный, изогнувшийся каменным руслом, с множеством изобильно загруженных полок. Словно для невидимого отряда, с которым мне никогда не встретиться. Эта мысль меня растревожила, и, ощущая себя вором, я схватил первую коробку, на которую упал взгляд, сбил с неё крышку и торопливо принялся есть. Ничего подобного я в жизни не пробовал. В первое мгновение была лишь прохлада, нежная и утешающая, потом вкус расцвёл на языке, такой волшебный и сладкий, что ощущение кражи стало ещё острее, а лакомство - ещё вкуснее. Добравшись до полок с одеждой, я нашарил что-то, приятное на ощупь, и метнулся прочь, выхватив с полок ещё пару незнакомых контейнеров.
Когда голос Сэртэнэ взметнулся в душе, прогоняя ночь, меня трясло от волнения и от всколыхнувшихся сил. Я метался по комнате, пытаясь свыкнуться с новой одеждой - оказалось, я унёс со склада рубашку с бархатистой искрой - почти невесомую, и узкие брюки, овитые тонкой серебряной цепью-поясом. Теперь мои истёртые войной ботинки смотрелись особенно угрюмо и тяжело - но только их я по-настоящему ощущал на себе, не боялся испортить неосторожным движением. Их и мои двенадцать зарядов.
Сэртэнэ уже ждал меня возле своей двери, и окинул таким внимательным взглядом - медленным, почти печальным, что я понял - выгляжу глупо, смущение обожгло меня, мелкая дрожь осыпалась между лопаток, вцепилась в пальцы, и весь долгий наш путь я слушал отзвуки взрывов, перебирая спящие воспоминания о них на запястье.

Но когда мы вошли в этот зал, такой просторный, что в воздух был вольным, без привкуса каменной тяжести, искрился, кружил вокруг, как ветер из незнакомой мне части мира - незнакомой, но и родной, я впервые ступил на берег, о котором мечтал всегда, и я вернулся после долгой разлуки - все воспоминания схлынули, их затмило сияние, а взгляд мой взлетел за течением света, озаряющего всё вокруг. Я услышал, как поёт свет, как он пронзает небо, и каждый мой шаг был легче, легче - почти полёт.
Первый источник окружили люди, неподвижно и твёрдо они стояли, соединив ладони, их свет тоже пел, и звучание было сильнее, сильнее, сильнее - спокойное, несокрушимое, горящее сердце.
Сейчас они едины с источником, - ты заговорил, и голос твой продолжал звучание этого сердца, и меня охватило счастье - пронзительное, звенящее, поющее, и эту песню я знаю, знаю её, могу её спеть, мы здесь, мы здесь вместе, - он наполняет их своим светом и течёт дальше, ко всем. Но этого не всегда достаточно, потому нужны и отдающие свет.
Я хочу петь, я пою - но песня моя искрится слезами, дыхание бьётся морскими брызгами о гранит, а я должен гореть ярко, я хочу продолжать этот свет, я хочу чтобы вечен был этот миг, давай останемся здесь, давай останемся здесь! Я ловлю твою руку, не могу удержаться - и я счастлив, так счастлив, лишь далёкие тени тревожат меня, проступают отчётливей среди звёзд, будто камни в стремнине, ранят сердце, я должен помочь.
Я могу помочь?- в моём голосе тот же свет, но он как острый осколок взрыва, так ярок, не узнаю себя.
Да, позже нужна будет твоя помощь.

Мы возвращались, и теперь прохладное течение воздуха звучало и пело знакомым голосом. Меня вновь встряхивало от волнения, но теперь это было будоражаще и приятно - рассыпавшийся по коже жемчуг, отсветы магии, заблудившиеся под рукавами. Зал второго источника тоже преобразился, свет нашей силы горел теперь ещё яростней, ещё ярче, песня мира, подхваченная его голосом, мчалась ввысь, сокрушая любые преграды, мы сражались, мы победили, только победы нас ждут впереди. Я залюбовался, мысленно вновь прошептал обещание - стану таким же - и не сразу заметил два незнакомых силуэта, очерченных нашим светом. Я различаю сияние, неизвестное, но понятное мне - наш свет создал их, они его продолжают. Я прислушиваюсь, хочу ощутить, как свет станет песней - но понимание ускользает. Меня поражает дикая мысль - может, они всё время были здесь, но я не мог видеть их прежде, чем встретился с первым источником, может, я отведу глаза и они исчезнут - смотрю на Сэртэнэ, ведь этот необитаемый край только наш - а когда возвращаю взгляд, ошпаривает смущение, злое, хлёсткое - я краснею. Конечно, они не исчезали, я мог бы встретить их, если б исследовал этаж лучше. Я даже Первый источник мог бы найти сам. Но теперь поздно - я уже знаю, что нельзя приходить туда одному.
- Это Кори, мой ученик, - говорит Сэртэнэ, и я краснею ещё сильней, а заряды трещат меж пальцев так быстро, вот-вот сорвётся случайная искра, нужно остановиться, но я не могу, радость вспыхивает на лице, я не в силах её сдержать. "Мой ученик". Как долго я мечтал, чтобы он сказал так кому-нибудь обо мне, чтобы можно было признаться, кто я, что я существую. Время тайн прошло, я так счастлив, - а это Эйана и Цэри, они в военном секторе здесь, наверху.
- Здравствуй, Кори, - Эйана улыбается, и улыбка у неё особенная - мягкая, но ослепительная, а глаза тёмные - чарующий омут, последняя летняя ночь. Против воли я перебрасываю взгляд от неё к Сэртэнэ и обратно, и всё мне становится ясно, зачем ему я. Даже не обидно, всё равно я сегодня так счастлив - порывисто киваю, отбросив чёлку со лба, улыбаюсь в ответ.
- Рад, что ты здесь, - Цэри смотрит приветливо и серьёзно, отблески источника мерцают в его волосах. Он здесь старше всех, но никакой снисходительности я не чувствую, и благодарен за это, - надеюсь, ты быстро освоишься.
...А что, если я всё же не мог до сих пор их заметить, и он наблюдал, как я объедался сладким на складе? Чтобы сердце не взорвалось от волнения, лучше начать говорить, если говорить быстро и весело, это всегда спасает:
- Тоже надеюсь на это! Я очень стараюсь! Здесь моё любимое место в мире! - я смеюсь, злюсь на себя от того, как остро, запальчиво звенит мой голос, но всё равно счастлив, потому что это правда.

И всё у меня получалось, даже песня, прежде дразнившая, стала ясной, точной - выстрел, рассекающий воздух, серебряной струной протянувшийся к цели. Звёзды приблизились, шептали и пели мне, и я понимал - я там, где всегда мечтал оказаться, в том краю, что представлял себе, пытаясь пронзить взглядом заметённую мглой эджальскую высь, пытаясь вычерпать душу, осветить жизнь всех скрытых, приблизиться к небу. Я пел, я чувствовал твою радость, и всё было так хорошо - я узнал, увидел, почувствовал что ты любишь, высокое пламя этой любви взметнулось во мне, согревая, теперь она связывала нас сильней, и я наслаждался, и я верил, что когда-нибудь помогу ей гореть ещё выше, а потом ты сказал:
- Завтра утром - моя очередь быть с источником, - моё сердце сбилось, замедлилось, пульс обернулся вспять, когда я услышал это. Теперь, здесь, в темноте ненаступившего утра, оно почти совсем стихло, как укрытый снегом огонёк, - я уйду к нему и вернусь через сутки. Можешь упражняться, но не перенапрягайся. Считай, это день отдыха.
Я не понял тогда, что это может значить.
- Можно прийти посмотреть? - при мысли о том, что мы вновь окажемся там, рядом, даже если ты не заметишь меня сквозь сияние мира, голова у меня закружилась, - Я не буду подходить близко!
Но ты не позволил. Обидная кольнула меня, но я был счастлив, и принял это легко. Но утро не наступило, и счастье стало хрупким, как осенний лист - яркое воспоминание о тепле. Время не двигалось. С чего я взял, что смогу приблизиться к этому свету? Только ты знаешь мою судьбу, но мне она по-прежнему неизвестна. Что, если моя навязчивость тебя удручает, вынуждает отвечать так уклончиво из сочувствия, из доброты ко мне. Ты всегда ко мне слишком добр, даже если я ошибаюсь.
Время молчит, неподвижное, нет, оно движется - вязко ползёт обратно. Никогда не закончится эта ночь. Меня душат слёзы.
Но я обещал. Я не сдамся. Осторожно выравниваю дыхание. Наше небо расцветает передо мной - сейчас я чувствую в нём горечь, соль. Раз день отдыха, я поищу то, что меня встревожило. Боль, которую свет омывает, но не может вылечить. Её так много сейчас, я не могу поверить, что это прежнее небо. Иду всё дальше и дальше, пытаясь коснуться их, пытаясь утешить, ухожу так далеко, что обратной дороги не различить, но упрямо продолжаю идти. Даже имя, которое не желаю произносить, кажется мне таким потерянным, печальным, и другое, горящее рядом с ним, ясный и сильный свет, но такой одинокий - хочу помочь. Разве мы не можем помочь?
Узнаю, когда утро наступит. Дождусь.

@темы: текст, Сэртэнэ, Кори, "Сердце волшебства"

Комментарии
2015-04-09 в 17:16 

Emy Olwen
Солнце и кровь
мне так нравится эта глава *______*
кори, конечно очень подходящий для работы с источниками человек - такое глубокое и эмпатическое у него восприятие и самого света и тех, кто им озарен *____* вообще прям прекрасно *___*
бытовые моменты тоже отличные )))) вкус тортика был прям явственно ощутим ))))

2015-04-09 в 17:27 

Ando Gro
defying gravity
Emy Olwen, спасибо огромное!!!

Кори, конечно очень подходящий для работы с источниками человек - такое глубокое и эмпатическое у него восприятие и самого света и тех, кто им озарен *____*

ещё бы ума немножко)))

пасиб!!!)))

   

Предвестники

главная