Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:25 

"Сердце волшебства", глава 10

Ando Gro
defying gravity
...Что такое магия?
Раньше я думал - всё понимаю. Лишь пожелаю - и сразу пойму. Мой свет, моя тайна - какой магии я мог ещё желать? Той, что скрыта здесь, в неизведанной земле. Здесь, в чертогах, что мысленно я называл домом. Моя душа стремилась, рвалась сюда - как стремится к надзвёздным пространствам сиянье источника.
И вот я здесь - и чужой, никто, с каждым днём всё дальше. Моё молчание горячее, душное, как смола. Всё звучит вокруг - кроме моего сердца. Под рёбрами пусто, только кошмары, память и пыль. Волшебство неизведанной земли овевает меня, чужого, не прикасаясь. Струится, яркое, как горенье полёта в крыльях.
Моя комната сияет сегодня - не могу дышать в темноте. От вина, украденного на складе, тёмные стены непрочны, шатки, глаза саднит от слёз. Нужно прекратить на сегодня, прекратить петь, или напиваться - но я продолжаю упрямо. Песня сосредоточения медленно распускается вокруг, на миг прозрачным взмахом смывая всё, что я слышу, всё, к чему не прикоснусь никогда - благодарно я делаю новый вдох, но она сжимается, стягивается терпким жгутом на шее, всё темнеет, в испуге я спрыгиваю на пол. Моё сердце мечется в тишине - меня захлёстывает неистовство, жажда, хочу побежать к тебе, всё рассказать, коснуться мыслью, хочу хотя бы услышать что-то кроме молчания времени и своего молчания, и твоего. Шум дождя, яблочный запах, ветер, перебирающий ветви, выстрел - что-то, кроме каменного безмолвия. Хочу заорать, но вместо этого давлюсь вином - слишком сладкое. Потоки магии, ветер множества крыльев, вновь оплетают меня. Всегда мечтал о крыльях, но я недостоин этой мечты и потому она недостижима.

Единственный раз, когда говорил с Мельтиаром, мы говорили про крылья. Я тогда часто бродил по коридорам один, меня мутило от кошмаров, от лжи, от собственного тела, от улыбки, застывшей на лице, чтобы защитить меня от вопросов, чтобы защитить тайну и свет от меня. От того, чем я стал.
- Кто ты? - я заметил его за миг до столкновения, отступил осторожно. Мельтиар смотрел так, словно мы виделись прежде и он пытался меня узнать. "Тайна даже от Мельтиара", - сказал Сэртэнэ когда-то, -"пообещай, что сохранишь тайну". И я знал, что сохраню, хотя не думал, что когда-нибудь заговорю с ним. Хотел ответить "я никто", но это слово было слишком сухим и ломким, я замер в замешательстве, мечтая, чтобы Мельтиар всё понял, чтобы мне не пришлось врать. Но задумчивая тень в его глазах рассыпалась чёрными искрами, - Почему крыльев нет?
- Пророки сказали, такая у меня судьба, - ответил я грустно. Слова мои лучились светом, свет заслонил меня и я сбежал прочь от этой лжи. Но она не оставляла меня много дней. Это был ужасный момент, я понял тогда, что и правда никто - никто для Сэртэнэ, никчёмный предвестник для своей старшей звезды.
И теперь - теперь ничего не изменилось.
Но я обещал, и я буду пытаться исполнить своё обещание, пока жив. Не отступлю.
До слёз желаю, чтобы магия, которую слышу, коснулась меня, подхватила, помогла лететь. До слёз хочу, чтобы ты меня коснулся. Но это невозможно. Недостоин и этой мечты.
Буду пытаться понять новую песню.


- Память вплетена в сияние души, - объясняет Сэртэнэ, и всей глубиной сердца я чувствую, как это верно - каждое движение его голоса вплетается в душу и сияет, сияет - знаю, там, впереди, в молчаливой ночи я услышу этот голос и продержусь до утра, - может ускользать, меняться, но всегда оставляет следы.
Я слушаю его, распростёртый над пропастью - не различить, дрейфую ли в течение его света, или падаю вниз. Молчание стало таким тяжёлым, таким раскалённым - тяжелее тревог, раскалённей обрывков сердца, под кожей моей огонь и камень, грохочут, сталкиваясь, удар за ударом вспыхивая, приближая взрыв. Перебирая заряды на запястье, я отсчитываю эти удары. Да, я падаю, падаю, ничего уже не изменить - но я слышу тебя, оставь на мне след, когда я разобьюсь, не почувствую боли. Если источник меня заберёт, буду по-прежнему слышать.
- Вот почему порой человек помнит то, что было в другой жизни - свет способен вернуть даже те воспоминания, что отрезала смерть.
Я вздрагиваю, вскидываю глаза. Мне жарко смотреть на него, больно смотреть, но взгляд мой теперь не блуждает робко, он неистовый, жадный - хочу видеть его лицо, когда зажмурюсь, хочу видеть так же близко, чуть потянуться, вдохну запах его волос, коснусь его виска, поймаю губами течение его взгляда, летящего от меня за край мира.
Он говорил когда-то "знал о тебе, когда ты ещё не родился". Что, если я помню его голос из других, прежних времён?.. Сердце заглушает слова, так мучительно я хочу узнать. Я должен сосредоточиться, должен слушать, но падение всё стремительней, молчание всё тяжелей.
- ...Песня проникает в душу, всё время живёт в ней, но звучит только тогда, когда нужно - вспомнить или забыть. Это песня, которую знают только тут, только наверху, раньше применяли часто, теперь очень редко - но её нужно знать.
Я в смятении, я дрожу - что, если он откроет мне прошлое? Что, если мой кошмар обрушится на меня сейчас, здесь? Мне всё равно, я готов - пусть только я вспомню и что-то о нём! Он поёт, и песня легка, серебриста - вьётся у моего лица, не касаясь, каждый раз, как пытаюсь прочувствовать песню, вдохнуть, её отбрасывает грохот крови в голове. Жажду вспомнить, падаю слишком быстро. Песня рассеивается, а Сэртэнэ берёт мою руку, привычно и крепко - но душа у меня вскипает, плечи, шею, ладони осыпает горсть игольчатых искр, жарким ознобом скользят они под одеждой, я не выдержу этого дольше, умру, разобьюсь.
Кусаю губы, чтобы молчать.
- Сейчас я расскажу тебе то, что долго было тайной. Её время уже истекло. Скоро она откроется. Но ты должен узнать раньше других.
Сэртэнэ вглядывается в меня, в сумрачных его глазах, в ритм дыханию, созвучно сердцу - я слышу, слышу! - вздымается тайна. Прежде я сумел бы погрузиться в её покой - но не сейчас, кровь шумит в ушах, мысли - как щепки. Осталось только падение, но слова Сэртэнэ всё равно меня находят:
- Когда-то те, кто живут здесь, не могли покидать чертоги тайны, сохраняя память о них. Они спускались вниз и забывали всё, кроме света. Возвращались - и возвращалась память.
Может, так должно случиться со мной теперь? Может, я вспомню?..
Сэртэнэ продолжает, смежив веки, ресницы его чуть заметно дрожат, в прикосновении тянется тоска - далёкая, неясная, но мучительная.
- Ты знаешь по себе, что сейчас это не так. Ты бывал здесь с детства и внизу сохранял память. Ты всё помнил, песня не переплеталась с твоей памятью, у тебя счастливая судьба. И я, и все живущие здесь - не забывали чертоги тайны. Но есть человек, который....
Нет, я не вспомню ничего, не для меня, не про меня, всё не так, я ошибся. Воздух на миг обращается в уголь, сжимаюсь, чтоб не закашляться, не заплакать - не знаю, о чём. Не хочу слышать, не нужно мне это знать, не хочу.
-...это Мельтиар.
Обрушивается тьма - не могу различить лицо Сэртэнэ, сознание кренится, меркнет, соль, металл прокалывают мне губы, я возвращаюсь - почти желаю очнуться в пустой комнате, понять, что это новый кошмар, незнакомый, невозможный. Наша победа, голос Мельтиара над нами, Бета и Коул рядом, морской ветер солёный, солёный, солёный как кровь - память смешивается с золой. Нет, Сэртэнэ рядом со мной, держит за руку, значит, всё наяву.
- Зачем делать такое с ним?- задыхаюсь, должен понять, должен понять, но как понять это? - Как он может помочь вам, если не помнит?
- Ты прав, он не может. Отчасти поэтому мы решили...-твой голос то подхватывает меня, то бросает падать, падать снова, - ...дать время отдохнуть..чтобы легче было справиться с памятью.
Я поднимаю глаза, должен сосредоточиться. Кристаллы, хрустально поющие под потолком, дробятся осколками - тысячи, тысячи, тысячи, острые, ломкие. Вновь смотрю на Сэртэнэ, слежу за движением его губ - его могу видеть ясно.
- Зачем? Он мой предвестник, но и я могу лишь догадываться, хоть и считаю, что моя догадка верна. Точно никто из нас не может знать. Это очень давнее решение. Было принято задолго до его рождения. Было пророчество, что необходимо поступить так.
Пророчество, вот значит как. Пророки не помогли мне, пророки сказали - то, что я помню, ничего не значит. Но кто я? Я никто.
- Значит, в пророчестве это не объяснялось? Понятно. А что у тебя за догадка?
- Нет. Но оно было убедительным, раз принято общее решение, - тёмные пряди острым крылом скрывают его глаза, хочу их отбросить, хочу коснуться его, - Я считаю, дело в том, как его захлёстывает связь. Увлекает глубоко, чувства заменяют мысли, искажают суждение. Поэтому так случилось с его личными предвестниками. И память о старших звёздах могла помешать ему. Думаю, дело в этом.
Падение моё обрывается, я разбиваюсь в пыль. Теперь я понимаю. Это не про Мельтиара - что бы он ни сделал, с искажёнными мыслями не победить в войне. Это я не могу ни с чем справиться. Это ведь про меня. Я такой. Я узнал тайну и знаю ответ. Наше небо брезжит над пропастью, в которой я навсегда останусь.
- Наверное, я понимаю.
Хочу убежать, забиться в какой-нибудь угол. Нельзя здесь заплакать.
- Мы всё исправим, - его утешительный свет, как роса, осыпает меня на дне пропасти, - небо ранено, но мы излечим его раны. И Мельтиар скоро поможет нам.
Но я не могу успокоиться. Сколько времени у меня осталось? Что, если оно истечёт, и Сэртэнэ решит - лучше мне забыть его? Нет, нет, нет!
- Если я в чём-то не прав, - собираю последние силы. Пусть прогонит меня, но я буду помнить, - скажи мне. Если плохо справляюсь.
Он обнимает ладонями мою руку, голос его звучит в моём сердце:
- Я доволен тобой. Ты прекрасно справляешься.
Значит, время ещё есть.

Время есть, но всё оно пожрано этой бездонной ночью - с каждым расставанием она впивается в меня яростней, длится дольше и дольше. Всё бескрайней льдистая степь вокруг, мой огонь дрожит, задыхаясь. Тяну из бутылки последний глоток. Мучительная сладость, алый ягодный сок, зревший в холодных пещерах - густой, темнеющий на языке, саднящий на истерзанных губах. Если я поцелую тебя, вкус обожжёт меня сильней, мне будет больней, но всё равно хочу этого так сильно. Смеюсь - хрусткий, надломленный смех бьётся о камень. Время есть. Я ещё здесь.
Я пою для тебя - новая песня легка, безмерна. Мне не понять её смысла, но она меня не терзает, она со мной ласкова. Свивается зимними облаками, скрывая покатый каменный свод, а когда звучание моё затихает, песня осыпается снежным серебром - медленно, мягко, бесшумно кружится и тает, не коснувшись меня, сожжённая лихорадкой моей любви. Тает, но возвращает твой голос, вплетённый в сиянье души. Я шепчу - тише, чем падает снег, запорошивший комнату:
- Что такое магия?
И ты отвечаешь:
- Зачем спрашивать, ты знаешь и так. Магия - это свет на вдохе, на выдохе песня. Сияние, соединяющее свет и звук. Душа, переполненная пониманием, которое не пересказать словами. Пой, глядя в глубину души. Туда, куда уходит свет. Туда, откуда он приходит. Магия - только слово. Ты можешь сказать "песня", можешь сказать "зов". Или "свет" - именно так я различил магию впервые, очень давно. Звездное небо, которое всегда с тобой, то которое было, то которое будет, то которое движется в мире, даже если нет людей. Понимание, дыхание, свет - и песня начинает звучать. Научившись слушать, ты знаешь, что песня звучит всегда. Тысячи тысяч песен. Они сливаются, как потоки, рождают новую магию. Вот почему каждое мгновение можно найти новую песню. Они никогда не исчерпаются.
И я верю тебе, я улыбаюсь. Я живу, пока твой голос звучит.
В нём моя магия.

@темы: текст, Кори, "Сердце волшебства"

   

Предвестники

главная