04:04 

Ando Gro
defying gravity
12.

Я ищу, ищу, я ищу Бету и Коула. Возвращается ночь - стылая, бездонная, прежняя снова и снова - но и я возвращаюсь к своим поискам. Я верю - даже если не пойму сам, они услышат меня теперь. Ведь я могу петь. Теперь песня связи обнимает моё сердце. Два, три вдоха - напев знакомый, чистый и сильный согревает меня, разгорается. Я знаю, как продлить его, как сплести заново крепко - если коснёмся друг друга, если встретимся вновь.
Но я не смею надеяться, не смею ждать новой встречи. Я ищу.
Небо с каждым возвращением ночи тускнеет, тоска звучит в нём горше, протяжней. И моя команда всё дальше от меня - как за толщею чёрной воды. Чувствую их свет - ускользающий, неуловимый - иду, мчусь, лечу за ним - и не могу коснуться. Те дни, когда их голоса были со мной наяву, когда мы переплетали пальцы, а я наполнял их ладони светом - всё это кажется теперь сном, слишком счастливым, чтобы быть правдой. Небо меркнет. Слабеет, туманится моя душа. Я притягиваю колени к груди, касаюсь их лбом - кажется, слепо тычусь об острый камень небесного дна. Ещё две, три попытки - и сил на поиски не останется. Тогда я выберусь к источнику, и он меня заберёт - так мы условились. Но до тех пор я буду искать.

Воздух в комнате иссяк, испарился - вижу на стенах жадные трещины, стены жмутся ближе и ближе, сон окутывает меня молчанием, беспамятством, душит. Дышу солью - снова напрасно, снова не хватило сил, чтобы найти. Как ни стараюсь удержать сознание ясным, небо растекается от меня, я соскальзываю в грёзы. Тянутся, тянутся передо мной коридоры, безвоздушные, путанные, тёмные, я бреду вперёд, надеюсь, что за новым поворотом передо мной вспыхнет небо, и я найду их, и я докричусь - но я сбился с пути, не помню, не знаю, где я, плачу беззвучно, не представляю, смогу ли вернуться. Я вернусь, я найду путь обратный, если ты меня позовёшь, но ты молчишь, молчишь, дни и годы молчания, океаны молчания, я потерян навечно.
Камень жмётся ко мне, задеваю его плечами. Свет трепещет в сердце, на кончиках пальцев - как свечу на ветру, несу его перед собой, может быть, кто-то увидит меня, найдёт, я верю, и я не остановлюсь. Я верю, верю - и воздух становится мягче и чище, свет выводит меня в комнату, сбрызнутую огнём - огонь звучит, как принесённый мной свет, и я понимаю - здесь должен остаться. Вокруг меня текут тени, меня овевают прикосновения, голоса - вот-вот мой свет, мой голос, имя ускользнёт в их потоке, исчезну. Прижимаю ладони к сердцу, пытаюсь удержать сияние - должен ждать, должен найти, ещё рано - но мой свет растворяется, ускользает, как талый снег.
Осталось лишь несколько вдохов - предпоследний, последний, исчезну - и она появляется. Бета приходит ко мне, обнимает прежде, чем сердце мне прогрызает ужас - я так изменился, почти исчез, не узнает меня, не сможет увидеть, как я не вижу и не могу найти её в небе. Я счастлив и мне так тоскливо - ей нельзя видеть меня, она будет грустить, когда узнает, что со мной стало. Мне тоскливо, но я смеюсь, как было все эти годы, я смеюсь и мечтаю - пусть это будет лишь сон, я мечтаю - пусть это будет не сон! Весь свет, что у меня остался, вдыхаю в её душу - не важно, сон или не сон, уже неважно - и чувствую боль, тревогу, ломкость и счастье - незнакомые, острые чувства, каких не помню у Беты наяву.
- Где ты? - спрашиваю. Она отвечает - где-то в лесах, далеко от города, она с Мельтиаром. Я не понимаю, всё кружится, мелькают тени и отсветы времени. Почему далеко, пытаюсь узнать, он должен быть здесь.
- Но ведь армия больше не нужна, - говорит Бета, - мы - последние дети войны.
Это сон, всё, чего я боюсь, сбывается - или это не сон, продолжение правды, новая тайна? Но ты говорил - мы исправим, ты говорил - он должен помочь, а он решил уйти, отказался от всех, увёл Бету и говорит ей такое? Гнев и горечь раздирают мне душу, голос мой леденеет, вспарывает воздух как сталь - я ненавижу себя, но не могу замолчать, пусть это будет сон, я не хочу, чтобы всё это происходило, или пусть будет правдой - Бета увидит, какой я, может быть, меньше будет грустить обо мне, ведь мы не увидимся больше.
Я знаю, что лгу сам себе. Я не могу ничего объяснить, только причиняю боль. Лучше бы я ушёл к источнику ещё вчера.
Я сделал так, что хуже уже быть не может.
- Почему же его не ищут? - спрашивает Бета, в голосе её звенят слёзы, я хочу умереть. Но мне рано умирать, должен помочь хоть как-то.
- Я спрошу, почему не ищут. - мне больше нет дела до запретов и тайн, я пытаюсь рассказать всё, что узнал, всё, что услышал, но ты зовёшь меня и сон раскалывается обрушивается на меня, просыпаюсь и не просыпаюсь, погребённый где-то во сне, хочу быть мёртвым, но жив.
Сегодня я уйду, сегодня всё кончится, больше ничего у меня не осталось.


Дверь скользит в сторону, мучительно медленно, слишком стремительно распахивает твою комнату передо мной. Не давая себя шанса задуматься, делаю шаг, как новую, непостижимую, инейно-колючую песню повторяю себе вопрос:"Почему, почему, почему?". Слово не теряет смысл, вопрос не растворяется в памяти, надрезает душу.
- Что случилось?.. - Сэртэнэ стоит, осыпанный синим мерцанием и тихим звучанием кристаллов, у его ног - берег, где я найду покой, выберусь из сна, смогу дышать, и он хочет спасти меня, жестом зовёт меня я должен сначала узнать правду.
- Почему не ищут Мельтиара?
Тёмный покой в его глазах раскачивается - ночная вода, неведомая буря в глубине - он хмурится, я встревожил его, спросил запретное. Сэртэнэ берёт меня за руку, эхо прикосновения окатывает кожу горячей зябью, но вопрос всё звучит, почему, почему, почему, я не стану думать больше ни о чём, пока не узнаю, пока не пойму.
- Что случилось? Почему у тебя возник такой вопрос?
Взгляд мой бьётся о каменный пол, вязнет в нём, задохнувшись, кусаю губы - неужели ты не ответишь?.. За этой мыслью кроется догадка ещё страшнее - неужели это правда, неужели правда все оставили Мельтиара, неужели армия больше не нужна? Нет, невозможно, просто нельзя было спрашивать, просто мне нельзя знать причину - но я обещал, и нет пути назад, и я хочу знать, я узнаю. Поднимаю глаза на Сэртэнэ - пока на него смотрю, могу говорить про сон, могу рассказать всё, что узнал, увидел, слова сплетаются перехлёстом ветвей, дробятся бликами солнца, и тоскливым безмолвием леса, и бездонной чёрной тоской - послушай, что я узнал, если всмотришься наше небо, та же тоска в нём звучит, вот причина, но почему же, скажи, почему?.. Я вспоминаю Бету, её слёзы, и мне больно продолжать, я умолкаю, но сон по-прежнему со мной, со мной он и исчезнет - сегодня, но прежде я должен узнать.
- Это очень важно, - говорит Сэртэнэ, - ты правильно сделал, что рассказал.
Он подводит меня к скамейке, где обычно мы учимся, рука его опускается мне на плечо, подталкивает сесть на привычное место, и прикосновение это обрушивает бег моего сердца горной лавиной, протяжно звучит в груди. Сэртэнэ не садится рядом со мной, держит меня за руку, замерев отрешённо - отзвуки его неслышной беседы с кем-то далёким витают над нами, но я не могу их понять. Лицо его ясное, строгое - от того, что он рядом со мной, но так далеко, мне неуютно, почти страшно. Страшно от того, что он не хочет ответить. После войны кончится время тайн. После войны всё изменится. Так ты говорил. Я хочу верить.
- Мне нужно обсудить лично. Подожди здесь.
Он отпускает мою ладонь. Безвольная, ненужная она падает мне на колени. Дверь затворяется за ним, и я остаюсь один, всё меркнет. Как и прежде, мне нельзя узнать, я никто. Даже если наш мир рушится, мне нельзя узнать. Меня колотит от слёз, но я почти не замечаю их - они далеки, как грозовые перекаты, как грохот моря, как всё, что осталось за этими стенами. Как наш мир, тоскующий и далёкий, отражённый в израненном небе. Всё так далеко, и я здесь так далёк от самого себя.
Когда Сэртэнэ возвращается, глаза у меня сухие, но их саднит, как от золы. Я переспрашиваю упрямо:
- Ты мне не ответишь?..
Сэртэнэ садится рядом со мной, меня укрывает волна его утешительной силы, хочет смыть мою тревогу, как отпечаток с песка - но всё изменилось, я вышел из сна другим, и тревога моя остаётся, торчит острым камнем под рёбрами.
- Мы неправильно оценили ситуацию, - объясняет Сэртэнэ негромко, бездонный голос льётся сквозь меня с прежней безбрежностью, но теперь я не могу в него погрузиться, - но уже всё в порядке. Его отыскали, сегодня или завтра он будет у Аянара. Не беспокойся.
Даже укрытые его ладонью, мои пальцы мелко дрожат. Сон оказался правдой. Этот был настоящий разговор. Бета была права - они в лесу, оставленные всеми. Но и я был прав - армия нужна, причина в чём-то другом. Но в чём? Мне нельзя узнать.
Я хочу исчезнуть.
- Нам придётся прервать обучение на несколько дней. У меня поручение для тебя, очень важное.
Я хочу исчезнуть, но я нужен тебе, значит, останусь - отчаяньем или счастьем взорвалось моё сердце? Уже не различить. Я нужен тебе, или ты хочешь меня прогнать, не видеть больше, это наказание за запретный вопрос? Всматриваюсь в тебя - ясные черты, спокойная линия губ, глаза ещё глубже, ещё темней, от печали, или от гнева? Всматриваюсь и не могу разгадать, не могу насмотреться, я не представлял, что вновь придётся тебя покинуть, я верил - всё переменится, но ничего не изменилось, твой голос, твоя душа, вся эта неизведанная земля - полнятся тайнами, которые мне никогда не откроются.
Я это заслужил. Я должен был всё понять рядом с тобой, окажись я внимательней и способней, всё сложилось бы иначе - но время моё истекло.
- Может быть непросто, - Сэртэнэ крепче сжимает мою ладонь, помогает сдержать слёзы, - но я уверен в тебе, знаю, что ты готов.
Понимание пронзает меня - болезненное, острое - нужно признаться сейчас, сказать, что чувствую, что со мной происходит - ведь мы, может, и не встретимся больше! Всё точно так же, как до войны, правда терзает мне сердце, но я не могу ничего сказать. Как сон, где лишаешься голоса, где не можешь ступить ни шагу. Возвращающийся сон, возвращающийся за мной. Если сон о Бете - правда, другие мои сны тоже правдивы?
Я буду с тобой, - слова Сэртэнэ звучат и звучат во мне, вспыхивают отголосками его света, когда машина взмывает в воздух, когда уносит меня от города прочь. Я любуюсь этим светом, прижимаю к сердцу ладонь, в которой его прикосновение ещё горит, и не могу различить, день вокруг или ночь - вокруг меня по прежнему молчаливый камень, чем я дальше от тебя - тем он тяжелей, тяжелей, тяжелей.
Помни, я рядом и могу помочь. Помни, ты мой предвестник, ты равен великим звёздам. Я буду с тобой.
Даже если я не вернусь, ты будешь со мной. Но если я не вернусь - хочу исчезнуть прежде, чем эти слова померкнут.

@темы: "Сердце волшебства", Кори, текст

Комментарии
2015-08-26 в 04:15 

Emy Olwen
Солнце и кровь
ох бедный кори Т_______________Т нельзя так все-таки, сэртэнэ не прав, должен был разобраться, понять, что с кориТ_________Т
написано очень сильно!

2015-08-26 в 04:18 

Ando Gro
defying gravity
Emy Olwen, не ругайтесь пожалуйста Т___Т как там разобраться +_________+
спасибо!!!

   

Предвестники

главная