Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:10 

"Сердце волшебства", глава 20

Ando Gro
defying gravity
Каждый шаг откликается в сердце глубоким и гулким стуком, впивается пулей. Вечер безветренный, прозрачный и тёплый, но всё кажется раскалённым, разгорающимся от прикосновения к моей коже - воздух, густой, как вода, высокие стебли, искрящие под ладонью, земля и небо. Последние капли света соскальзывают ввысь, к звёздной дороге - она разворачивается надо мной, ширится, тянется за море, и я почти уже там. Там та грань, которую я так давно хочу пересечь, и так сложно не оттолкнуться от земли слишком яростно, так сложно не умчаться ввысь. Сколько было таких ночей - я тонул в небе и не мог его преодолеть, свет мой оставался с нашими звёздами, а я парил в безвоздушном промежутке между Эджалем и нашим городом. Больше нет Эджаля, мир преобразился, стряхнул с себя чужие города, подёрнулся сенью юных лесов, путаницей новых рек - но я остался прежним, всё так же стремлюсь ввысь и остаюсь здесь. Но сегодня Бета и Коул смотрят мне вслед, и наша связь, хрустальная, зыбкая, как долгий вдох между песнями - уже затаённо звучит. Бета и Коул видят меня теперь.
И ты тоже меня увидишь.
Увидишь, прежде чем..что?
Я знаю, что случится. Но всё равно верю, что мне до сих пор это неизвестно. Нет моей судьбы, пока ты её не назовёшь, пока твой голос не высветит её передо мной.

А потом восторг вспыхивает в груди, опаляя, разгоняя кровь, сердце колотится отчаянно, заполошно - он ждёт меня, он здесь! Ещё далеко неподвижный его силуэт, и холмы взмывают вокруг тёмными, раскатистыми волнами, словно его голос воплотился вокруг, словно весь мир - его песня. Я хочу бежать к нему, но степь выскальзывает из под ног, вновь пытается отбросить меня к небу - приходится ступать осторожно.
- Ты прекрасно справился, - в сумерках взгляд его - пропасть, тревога бьётся в глубине, как тогда, когда в первый раз он забирал меня из Эджаля. Как тогда, он жалеет меня и прощает, прощает, сколько бы я ни ошибался, но я не хочу, чтобы он меня прощал, хочу, чтобы увидел, и он увидит, - тебе нужен свет.
И песня его оживает, перемешивает землю и небо, омывает нас и уносит к источнику, к моему обещанию. Но ещё не время, ещё не время, сначала ты увидишь меня, всё обо мне узнаешь.

Голос его создаёт стены города, несокрушимые, вечные, голос его выгибается тенью тяжёлого свода над нами, взмывает с источником - и пронизывает меня светом. Но свет вспыхивает в лихорадочном стуке сердца, обостряет отчаянье - мне не нужен свет, мне нужна правда.
- У тебя...ты...- пытаюсь произнести, задыхаясь, - будет на меня время? Нужно поговорить..или лучше завтра?
Сэртэнэ смотрит на меня внимательно и встревожено, свет омывает его черты, его песня разгорается у меня под кожей - но он не видит, его прикосновение невыносимо утешительное, осторожное - оберегает меня, как отблеск источника.
- Конечно, - голос его за пределами песни - магия, вся магия вокруг - это он, - лучше сегодня.
- Хорошо, тогда я...я сейчас. Сейчас приду к тебе, только...сейчас.
Я врываюсь в остывшую без меня, тёмную комнату - здесь тоже его голос, всюду, всюду - швыряю в лицо ледяную воду горстями - должен очнуться, должен говорить ясно. Не хочу на себя смотреть, не хочу видеть этот выточенный блеск, пустой, звенящий, блеск за которым нет ничего - поэтому он ничего не видит, но взгляд моего отражения, затопленный отчаяньем, разгорающийся взорвавшимся солнцем, совершенно безумный, притягивает, заклинает. Не остановлюсь.
Я успел отвыкнуть от прохладного мрака здешних коридоров, от таинственного звучания неизведанной земли. Необъяснимые, страшные мысли преследуют меня, цепляются за рукава - что, если комната его заперта, что, если его там нет? Но я иду стремительно, проламываю эти страхи, они осыпаются ледяной крошкой, хрустят под ногами, и дверь скользит в сторону от моего прикосновения, и он там, он ждёт меня. Я замираю у порога, приникнув к стене, и дыхание времени перебирает мои позвонки. Что я хотел сказать?.. Что я скажу? Я хочу узнать правду, я хочу сказать правду, но правда безмерна, правда больше любых моих слов. Я готов зарыдать от безнадёжности, от отчаянья, но Сэртэнэ подзывает меня жестом, словно собирается объяснить новую песню. Я следую за этим движением заворожено, сажусь рядом, боюсь прикоснуться. Всё как всегда, не смогу, не смогу сказать - но голос мой звучит, ясный и медленный:
- Я постараюсь говорить не очень долго. Что мне нужно будет делать в ближайшее время?
Прежде, чем правда меня уничтожит, прежде чем не станет этого долгого, встревоженного молчания, нужно узнать. Я не хочу никого подвести, если...
- Ты будешь продолжать учиться. И нужно будет многое сделать внутри сети - она сейчас меняется, нужна будет твоя помощь. Но не в ближайшее время. Ты уже очень многое сделал.
Жалеет меня, прощает меня.
- Больше ничего?.. Потому что если нужно будет делать что-то важное, я хотел бы заранее знать. Чтобы хорошо справиться. Пожалуйста.
- Ты прекрасно справился. Нет, в ближайшее время больше ничего.
Ладонь его обнимает мои дрожащие пальцы - он меня прощает, он мной дорожит, но я больше не искра в спящем мире, и я не единственный отдающий свет, не нужно меня прощать, не нужно меня беречь. Я пытаюсь спорить, пытаюсь объяснить свою ошибку, но он говорит - я тобой доволен, и правда выламывает мне рёбра, раздирает сердце, я больше не в силах её удержать, не в силах сдержать слёзы:
- Я понимаю, что это очень глупо и не хотел...но я не смогу быть здесь если не буду знать правду, мне с каждым днём всё хуже, хуже, я всю жизнь думал...то есть...я думал что раз я здесь всё будет по-другому, я не понимаю почему это не так, объясни мне и я уйду если хочешь, я приду в себя через несколько дней, снова смогу работать, раз ничего важного в ближайшее время не страшно, если меня...если меня не будет...не будет несколько дней. Но я не могу не знать дольше.
Моя правда бушует, больше мне неподвластная, я почти мечтаю, чтобы он снова меня пожалел, или уничтожил, до того я жалок, жалок - но яростно давлю эту слабость. Вот моя правда, вот я, теперь ты видишь - хочу знать.
Сэртэнэ молчит, это мучительное молчание - бушующее небо, разбившаяся о скалы звезда.
- Ты хочешь чтобы я объяснил, или хочешь, чтобы всё было по-другому?
Я хочу закричать - нет, ты скажешь мне правду, но мне так больно, почему ты не можешь сказать, почему не хочешь меня увидеть? Меня и правда не существует, поэтому ты не видишь меня?
- Я хочу, чтобы было как ты хочешь, - сквозь слёзы я пытаюсь что-то ещё говорить, но все слова мои - пыль, песок в сиянии правды, в раскалённом моём обещании. Больше я не тревожусь, что не сказал тебе о своём договоре с источником - разве ты можешь не знать, ты всё знаешь, всё знаешь обо мне и всегда знал, вот почему...вот почему...
Голос твой разгорается надо мной, как звёздная дорога, как подступающая гроза, в твоём голосе - всё звучание, весь свет нашего неба:
- Я считал, ты должен быть уверен. Полностью уверен. Тогда не будет вреда ни тебе, ни мне, ни всем. Всем будет только лучше - но если ты будешь уверен. Ты уверен?
Вот она - невозвратная грань, которую я всегда мечтал пересечь. Один вдох - и я буду там, будем там вместе.
- Конечно, я уверен. Я всегда был уверен.
Все эти годы ты вёл меня за собой, ты держал меня за руку не чтобы над пропастью удержать, а потому что я твой, я для тебя - правда сокрушительна и прекрасна, штормом бушует, осыпает нас взрывающимися звёздами, навсегда изменяет мир.

Каждый мой вдох под ладонью твоей искрит ликованием, тянется новой мелодией, и в сияющей пропасти неба, в высоких волнах звёздной реки мы летим выше, выше, волны эти - твой голос, всегда любил тебя, так долго искал тебя, я смеюсь - я же здесь, я всегда был здесь, но я чувствую, я понимаю. Если и был я - то был в непроглядной дали, а теперь ты нашёл меня, воссоздал снова и снова и снова, и я здесь, я горю для тебя, я могу осветить весь мир.
Когда свет стихает, растворяется в воздухе, я боюсь смежить веки, боюсь потерять тебя в медленно опускающейся тьме - не хочу засыпать, хочу бесконечно всматриваться в твоё лицо, овеянное прозрачным сиянием - решаюсь, тянусь осторожно, отвожу прядь, укрывшую глаза твои изломанным чёрным крылом. Слушаю твоё дыхание, твоё близкое сердце, рассеянное движение пальцев, перебирающих мои волосы, глубокую, мягкую тяжесть объятий - всё поёт, и песня эта пронизывает камень, течёт в стенах города, в небе, над морем, над ненайденными ещё мирами, и возвращается тёплой дрожью по коже, радостью, до боли пронзительной, чистой. Лишь на миг я жмурюсь, потеряв себя в этой радости, в песне - и сон забирает меня, и когда открываю глаза, я один. Вспоминаю теперь, ты говорил мне - сегодня ты будешь с источником, но я отчего-то не понял, что сам я останусь здесь, и снова буду ждать - я не понимаю этого и теперь. Может, если бы я не потерялся, ты взял бы меня с собой? Путанные, тревожные мысли кусают меня и ранят. Может, я смогу уговорить тебя взять меня с собой? Буду следовать за тобой - это ведь означал твой вопрос? Я всматриваюсь в синюю звезду, парящую под потолком, она ловит мой свет, но не откликается. Блуждаю бесцельно по комнате, пол холодит ступни - от того, что стою здесь босиком, а прикосновения твои горят на коже, сердце колотится оглушительно - всюду звучит твой голос, весь я стал твоим эхом - но не знаю, осмелюсь ли потянуться к тебе, когда вернёшься. Не важно, главное - ты со мной, ты вернёшься ко мне. Я уже по ту сторону. Ныряю под тёмное покрывало и, зарывшись в твой запах, теряюсь в отзвуках нашей песни.

Будит щекочущий веки свет - прохладный, трескучий. Сжимается, больно грохочет сердце - вернулся? Нет, надо мной плывут незнакомые, притушенные голоса:
- Правда?.. - ровный, гудящий.
- Да, видишь? Говорила тебе, - взволнованный, с лёгкими щербинками, - вот если бы ты...
Затаившись, лежу тихо-тихо, но не могу расслышать. Если бы у гудящего голоса был предвестник - что-то об этом.
-Я...это я, всё равно, ну - странно, почему сейчас?
Кто это? Где я? - Взвивается осознание, - Мне можно здесь быть?
Я вскидываюсь, отбрасываю от лица пелену волос, всё видимое превращавшую в пожар, пытаюсь выпутаться из покрывала, потом, опомнившись, заворачиваюсь крепче. В нескольких шагах стоит девушка в жёлтой одежде, через запястье переброшена моя рубашка. На плече её изогнулась тёмная коса, а глаза такие огромные, изумлённые, словно она в своей комнате меня обнаружила. За стеллажом, отгородившим жилую часть комнаты от знакомой мне, вижу её собеседника - высокий взъерошенный парень с гремящей коробкой в руках, наблюдает с ленивым, но пристальным любопытством.
- Вы что здесь делаете? - почему-то я разозлился.
- Мы, - девушка мнёт чёрную ткань в пальцах, явно не зная, куда её деть - ведь не бросать снова на пол, - пришли навести порядок...
- Не нужно! Не трогайте ничего. Уходите. - почему я такой злой? Потому, что никого не хочу видеть здесь, кроме тебя, или потому, что мне самому нужно исчезнуть? Можно было бы спросить их - но эта дурацкая мысль гаснет, не разгоревшись - пробормотав что-то недоумённо-извиняющееся, они исчезают, а меня вновь накрывает тяжёлая, обморочная волна - ночь над миром, но не ледяная бескрайняя ночь, ночь поющая шелестом невидимых трав, пропастью неба над ними - где-то там ты сияешь, ещё далеко, ещё далеко.

Последнее пробуждение темней, холодней. Опутавшие меня раскалённые твои отпечатки, извилистые их пути - сплетение звёздных дорог, объятие, в котором запечатлён весь мир - отдалились, стихли до шёпота. Слушаю обжигающий грохот воды - сколько бы я не добавлял тепла, она холодней твоих рук. Сколько времени прошло?.. Можно выбраться в молчаливые гулкие коридоры, рассказать обо всём источнику, повторить новые песни к твоему возвращению, или отправиться тебя искать - может, не будет теперь ничего плохого, если я постою за твоим плечом, подарю тебе свет? Но мне страшно покинуть твоё жилище. Что, если переступив порог, я шагну в день вчерашний, всё окажется сном, станет опять, как было?
Снова брожу по комнате, стряхивая с волос воду, ищу твои следы, перебираю твои книги - звёздные карты горят на чёрных листах, вьётся по древним страницам мелодичный шёпот "Сплетения песен" - но я не могу читать, всё откликается в сердце так грустно. Внезапно вижу твоё лицо - отрешённое и печальное, чувствую твою грусть, эхо какого-то давнего дня, которое комната помнит. Я так люблю это место, звучащий повсюду твой голос, ровный свет синих звёзд - но как долго ты ждал меня здесь, один? Захлопнув книгу, одеваюсь, рассекаю локоны растопыренной пятерней, пока они не становятся гладкими и текучими, как вода. Ожидание гложет меня - мне можно здесь быть?..Где же ты?.. Проходит много сотен часов, наверное, когда твой голос сжигает мучительное оцепенение, вновь оживляет сердце:
Я возвращаюсь.
Жду, не дыша - а когда вижу тебя, наш мир, изменённый, снова ко мне возвращается, обрушивается ураганом, срываюсь с места и замираю - мне можно?.. Чувства твои вновь за глубоким, взвихрённым туманом, лишь отзвук меня достигает, далёкая, прекрасная песня - но в глазах новый отчаянный свет, и когда ты сжимаешь мои ладони, когда обнимаешь меня, этот свет пронизывает душу до дна, и мир снова горит, горит. Я запрокидываю голову - не могу насмотреться, больше не отведу глаз.
- Ты отдыхал, пока меня не было? - говоришь это так спокойно, но сердце твоё спешит. Я хочу рассказать, всё рассказать, что было, но слова бьются капелью, я так рад - ты со мной, я так рад!
- Нужно было учиться? Я думал пойти к источнику, но я...не хотел уходить..хотел дождаться! - вопрос душит меня, он больше моих тревог - ведь уже знаю, ты хотел чтобы я оказался здесь к твоему возвращению, жаждал увидеть меня и обнять, но вопрос так оглушителен, что я сам не понимаю его до конца, - Можно я останусь? То есть, я, если...я не хочу уходить! Можно останусь?
Я останусь с тобой, я для тебя.
И ты отвечаешь:
- Да.

@темы: "Сердце волшебства", Кори, Сэртэнэ, текст

Комментарии
2016-01-31 в 20:41 

Emy Olwen
Солнце и кровь
*_________* прекрасная глава, такая поэтичная и возвышенная, прямо отдохновение души *_____* у кори просто потрясающая сила чувств!!
еще мне очень нравится образ сэртэнэ, это прям крайнее великолепие, о коором он и не подозревает )))))

2016-01-31 в 20:43 

Ando Gro
defying gravity
Emy Olwen, спасибо огромное!!!!
ура!!!))))
а зря не подозревает, да!!)))

   

Предвестники

главная